• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Сны (список заголовков)
09:27 

Школьный денёк.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Мы ходим с мамой по магазинам. Затем я перемещаюсь в свою школу, мы опять ввосьмером в нашем классе. Светлана Александровна должна провести урок русского языка, но почему-то оставляет нас одних, я нахожу на полке мешочек с пирожными и съедаю их одна. Приходит физрук Евгений Алексеевич, говорит, чтобы мы его подождали, и что когда он вернётся, мы будем визжать. Я вспоминаю, что сегодня у него день рождения, догадываюсь, что он принесёт ещё пирожные и мы будем пить чай. Ждём, а его всё нет. Говорю Саше, что встретимся с ней на "Осеннем калейдоскопе", что я не буду участвовать в общем хоре, а буду выступать одна. Костя проявляет недовольство, я ему говорю, что намеренно не посылаю его на гуманитарные олимпиады, а только на математические, так как на математических он показывает лучшие результаты. Костя берёт шарф, пытается им обмотать мне уши, я отхожу с ним к стене, говорю, чтобы не косил под Отелло, он начинает низким, не своим, голосом молоть вздор и пытается меня задушить шарфом, я говорю первое, что ериходит на ум: "У меня же никого нет!", он меня целует, я молча ухожу к своей парте, которая сттоит не на своём месте. Вспоминаю одну из математических тем "Стандартный вид числа", повторяю правила, вдруг входит маленькая девочка и шёпотом произносит эти же правила. Я смеюсь: мы думаем, что это девочка, а на самом деле это - и не решаюсь произнести имени и отчества Александра Викторовича. Это оказывается бабушка, которая приносит мне домашние тапочки.

@темы: Сны

08:05 

Сертоловские радости и петербургские ужасы.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Три дня подряд у нас гостит Александр Викторович, родители отпускают меня с ним гулять, мы уходим к водоёму в лес, заходим в какую-то деревянную будку и там целуемся, всё отлично. На четвёртый день он от нас уезжает, родители снабжают его пловом. Я оказываюсь в Петербурге где-то на Невском, сижу на скамейке, слева от меня сидит женщина, справа какой-то пьяный парень. Подходит мужчина, говорит, что неподалёку есть маленькая симпатичная кофейня, и он может меня туда отвести, я соглашаюсь, но прошу поискать мои туфли, которые я где-то потеряла. Пока он ищет туфли, пьяный парень меня обнимает, целует в щёку и говорит, что я ему как сестра. Я спрашиваю, поможет ли он мне, если со мной случится что-то плохое, раз считает меня сестрой. Он вроде соглашается. Женщина говорит мне, что лучше мне того мужика не дожидаться, а пойти с ней к метро, и, чтобы никто не узнал, наклонить голову пониже. Так мы и делаем, но мужик с моими туфлями выходит нам навстречу. С ним ещё два мужчины, выясняется, что все трое турки. Они со мной здороваются, я отвечаю очень манерно, им нравится. Они приводят меня не в кофейню, а в какую-то пивную с деревянным полом. Я категорически заявляю, что алкоголь не пью и дурить меня не надо. Тот, что первым со мной познакомился, отводит меня в сторону, спрашивает, хочу ли я остаться с носом, я заявляю, что я и так с симпатичным носом и я требую, чтобы он "чётко и ровно" объяснил мне, что происходит. Он объясняет: сам он является врачом, другой турок поэтом, третий их общий друг или что-то вроде этого. Ему, то есть врачу, очень нравятся стихи поэта, он не знает, как отплатить за возможность их слушать, и решил приводить к нему девушек. От меня требуется стать любовницей для всех трёх одновременно, в противном случае мне на лицо насыпят клопов, я буду выглядеть ужасно и могу действительно остаться без носа. Чтобы я пуще поверила, он обещает меня свести с теми, на чьи лица клопов уже насыпали, они выглядят хуже, чем шестидесятилетние. Я заявляю, что на моё лицо бессмысленно насыпать клопов, тех, кто это сделал, я и без клопов в лицо не узнаю, а сволочей в Петербурге и так хватает, им легко будет затеряться среди них. Меня опрокидывают на пол, но бабушкин кашель вовремя меня будит.

@темы: Сны

14:29 

Киргизские похождения.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Мы с бабушкой приехали в Ош (город в Киргизии). Знаю, что родители не очень рады этой поездке. Мне сначала всё интересно, но потом становится слегка страшно. В городе довольно пустынно, самое главное - чрезмерно много пыли, она в огромных количествах вьётся вокруг лица, залетает в рот. Приходим к дому, где жила бабушкина мама, какие-то люди около двери не очень приветливо нас встречают. Открываем дверь и сразу попадаем на кухню, я остаюсь стоять на пороге, а бабушка проходит чуть дальше. Тут же на меня налетает и прилепляется к лицу что-то мягкое, липучее, паутиноподобное, висит на мне клубками, пытаюсь отцепить это, а оно вцепляется в руку, кричу бабушке, что надо быстрее отсюда уйти, она просит не бояться, говорит, что это всего лишь песок. Громко работает холодильник, такой же, как был в Пинеровке. Я вспоминаю, что прабабушка много лет назад умерла и что холодилник, возможно, так и работает с тех времён. Всё-таки уходим, и вдруг, отойдя на некоторое расстояние, слышим женский голос - "Подожди, подожди!" До меня доходит, что это прабабушка, она узнала о нашем приходе, но зовёт почему-то одну меня. Мы доходим до хитроумной железной лестницы, бабушка произносит её киргизское название. Я встаю на неё первая, нахожусь чуть выше бабушки, должна идти так, и только в этом случае появятся ступеньки для неё, так и проходим через эту лесенку. Заходим в гипермаркет, в одной его части всё хорошо, а в другой, куда мы случайно забредаем, грязь, развал, почему-то страшно. Убегаем из магазина, нам вслед по магазинному радио объявляют о задержании какого-то депутата, связанного с криминальным миром. Идём на какую-то спортивную площадку, я пытаюсь намекнуть, что надо бы отсюда свалить и я хочу увидеть дом, где прошло детство папы, спрашиваю, далеко ли до него, бабушка или не понимает намёка, или не хочет его понять. Всё время я боюсь встретить где-нибудь родителей.

@темы: Сны

20:52 

lock Доступ к записи ограничен

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
08:47 

Нелегальные посиделки.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Мы встречаемся, ты приглашаешь меня в гости, дома никто про это не знает, я соглашаюсь. Выходим из метро, необходимо переплыть реку. Садимся в кожаную лодку, ты на вёслах. Медленно плывём, я всё спрашиваю, какая река, ты не то в шутку, не то всерьёз говоришь, что Фонтанка. Ты начинаешь грести сильнее, вода шумит и брызжет в лицо. Выбираемся на берег, ты очень устал, идём в твой дом. На первом этаже поликлиника, мне измеряют температуру, ты отказываешься. Я играю на фортепиано "Маску", ты помогаешь попадать на нужные клавиши, если у меня не получается. Меня ещё хотят послать к геникологу, но я отверчиваюсь. Идём в квартиру, ты рассказываешь, как видел Гуськова, который пинал грязные сапоги, я смеюсь, обещаю ему про это напомнить, а ты просишь ни в коем случае этого не делать. Я вспоминаю лекцию, где Н.А. цитировал Маршака: "Уберите-ка лоханку, принесите-ка Фонтанку". Твоя квартира невероятно огромных размеров, кажется, что никого, кроме нас, нет. Я вспоминаю, как ты хвастался, что можешь увеличить или уменьшить размер квартиры на своё усмотрение. Я поражена, рассказываю, как росла в маленькой квартире и других не представляла. Ты приводишь меня в часть комнаты, немножко обособленную, есть перегородки, но нет двери, там большой диван. Появляется молодёжь, в основном парни, что-то декламируют. Леонид Салин из фильма тоже появляется и говорит, что у какого-то ребёнка есть анекдоты Андрея Миронова, и надо их любым способом добыть. Я устраиваю истерику, мол, меня колотите как хотите, но мне двадцать пять лет, а ребёнок маленький, его не троньте. Он соглашается. Приходит преподавательница английского Мария Игоревна и ставит на стол пельмени. Я спрашиваю, в каком качестве у тебя находится Мария Игоревна, намекаю интонациями, не домработница ли она. Ты успокаиваешь, говоришь, что это не так, но добавляешь, что очень её ненавидишь. Я ем пельмени и слушаю молодёжь. Ты спрашиваешь, какие у меня планы. Я говорю, что ещё побуду с тобой, а потом поеду домой, прошу проводить. Внезапно из дальнего угла выходит папа. Спрашиваю, как он меня нашёл, отвечает, что следил и соседний дом чёрной отметкой украсил. Решаю, что легко с ним договорюсь, чтобы он не говорил никому, где меня встретил. Вдруг появляется мама. Решаю, что теперь договориться будет сложнее. Маме звонит бабушка, рассказывает про дачу, мама требует, чтобы бабушка оставила огород в покое, он сам знает, что и когда ему нужно, а лучше бы она отнесла немцам памперсы.

@темы: Никодим, Сны

19:19 

Путешествие с элементом детектива.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Бабушка уехала на три дня в Петергоф и поселиласьь в гостинице, я попыталась приехать к ней, но ничего не получилось. Я предпринимаю вторую попытку, доезжаю до станции метро Петроградская, долго иду вдоль огромной железяки, а потом решаю развернуться обратно. Дойдя до метро, я вдруг теряюсь, заглядываю в кафе, вплотную примыкающее к станции, мне навстречу выходит молодая девушка, я прошу её посадить меня в вагон, параллельно звоню маме, чтобы встретила меня на Озерках, а мама истерит, мол, зачем ей это надо делать и зачем я возвращаюсь домой. Пока я с ней спорю, вхожу в вагон. Неожиданно мне приходит смс, что Наталья Савельевна убита.

@темы: Сны

09:13 

История недопреступления.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я - это я и в то же время студентка Ира, которая у всех на глазах крутит роман с великовозрастным лысым преподом. Мы сидим с этим преподом у всех на виду в коридоре и целуемся. Рядом подсаживается женщина и спрашивает у меня, зачем мне нужны эти отношения. Я отвечаю, что я молода и хочу любви, но с ровесниками это не получается. На меня налетают однокурсники и даже бывшие одноклассники, среди них Серж, он громче всех кричит, что я полоумная. Я кричу в ответ, что, если и можно на меня наехать, то разве что за моральные недоумения, и то большой вопрос, а с интеллектом у меня всё нормально. Вдруг все исчезают, только Серж приносит мне тяжёлую металлическую ложку, у которой отломана половина ручки, спрашивает, моя ли это ложка. Чтобы отмахнуться, отвечаю, что моя, и тут на меня пытаются надеть наручники. Оказывается, того препода, с которым у меня были отношения, только что убили вот этой металлической ложкой, и обвиняют в этом меня. Я не дала надеть мне наручники, мотивировав тем, что я незрячая, сняла кольца и серьги, оставила только цепочку с крестом и иконкой, отдала украшения Сержу, попросила помочь мне выйти, если он узнает что-то, выводящее ситуацию в мою пользу. Мне обмотали каждую ногу тонкими проволочками и повели в тюрьму. Я шла под руку с каким-то человеком, один раз случайно отцепилась от него и попросила держать меня надёжнее, чтобы меня не обвинили в побеге и не накрутили ещё три года. Уже подходя к тюрьме, сокрушаюсь: "Вот приду, а там люди". Из ддверей тюрьмы выходит бабулька и говорит: "А что, везде люди". Я ей: "Ну, вот я буду им рассказывать, что я никого не убила, а мне не поверят". Она мне: "Тогда что, судебная ошибка выйдет?" Я: "Чему быть, того не миновать" и захожу в тюрьму. Сразу попадаю в камеру, кроме меня там ещё четыре человека, но я зашла в их отсутствии. Спрашиваю, можно ли позвонить родителям, думаю, что, может, они смогут освободить меня под залог. Я выбираю себе самую ближнюю к двери кровать и слушаю дурацкое радио и рекламу старых фильмов по телевизору.

@темы: Сны

09:23 

Удивительный транспорт.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
То ли бабушка, то ли мама со всеми моими вещами поехала в университет, а я еду в метро одна туда же, она меня встретит. Неожиданно перемещаюсь из вагона на другую линию метро. Линия новая, названа "Пять стихий", а станции названы в честь песен группы. Стефания встречает меня, и мы едем вместе по этой ветке. В вагонах есть пол, сидения и двери, а стен нет, по пути очень ветрено, и ощущение, что едем не по рельсам, а по воздуху. Выходим на станции "Пепел и снег", она примыкает к станции метро "Лесная", Стэф радуется, что недалеко до политеха. Я огорчаюсь, не знаю, как выехать в университет, требую найти автобус. Подходит какой-то автобус, мы заскакиваем в него, не зная номера. За нами увязывается парень, знакомый Стефании, она называет его то Сашей, то Олей, он всё время говорит со Стефанией, и я никак не могу вклиниться в разговор. Смущает огромное количество маленьких детей в салоне. Я подхожу к какой-то бабушке и спрашиваю номер автобуса, она отвечает, что это автобус 16,9 детский, он развозит детей по детсадам. Я требую Стефанию и её знакомого, чтобы мы немедленно вышли из автобуса. Выходим, на улице тихо, я говорю, что искать надо автобус 7 или 24. Семёрка подходит, мы в неё влезаем. Саша-Оля куда-то исчезает, мы садимся рядом, но поговорить так и не получается. Я только спрашиваю, что она будет делать, когда вернётся в свой универ, она отвечает, что пойдёт в кино и будет смотреть фильм с дельфинами, а я никак не могу понять, то ли фильм о дельфинах, то ли дельфины будут смотреть с ней кино. Я всё-таки попадаю в университет, одногруппница Лиза спрашивает у меня, умеет ли Елена Владимировна кукарекать или это только слухи. Я отвечаю, что кукарекать не умеет, но умеет крякать.

@темы: Сны

08:49 

Смутные картинки.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Сертолово. Мы с бабушкой и Ирой уходим с дачи и идём в лес, Ира предлагает посидеть "на зелёной травке". Мы просим её нас подождать и идём с бабушкой в стоматологическую поликлинику, открывая знакомую дверь, попадаем в магазин, покупаем там пирожные. Продавщица спрашивает, как у меня с тобой отношения, загадочно шепчет, что всё знает. Отвечаю, что никак. Бабушка возмущается, что каждый день видит, как горит свет в квартире твоей мамы. Выходим, идём к Ире, а я думаю, чего бабушка возмущается, горение света не доказательство твоего присутствия. Приходим, садимся на траву, а она почему-то огромными горстями оказывается на моём лице, я понимаю, что трава насыпная. Внезапно обнаруживаю, что с правой ноги исчез ботинок, предполагаю, что потеряла его по дороге, Ира уходит искать его.

@темы: Сны, Никодим

19:28 

В приступе предэкзаменационного пофигизма.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ну, а завтра последний экзамен, основы компоративистики. Готовилась, с теорией немного швах, но статьи прочитаны, позавчера на консультации мы поняли, что бояться особо нечего, в основном надо полагаться на свой разум и импровизировать. Да я сымпровизирую, было бы, на основе чего. А вообще уже ничего этого не хочу, сдать бы уж. Снятся всякие странности, то как я понимаю, что экзамен надо сдавать, но не помню о нём ничего, то как Ира ведёт меня на экзамен по компоративистике, а по дороге у меня ломаются очки, а Всеволод Евгеньевич вырастает как из-под земли, причём у него рост великана. Всё, дайте мне уже каникулы и "Ундину" (фильм).

@темы: Сны, Универское

18:49 

Завершая март.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Как-то снизился учебный энтузиазм, дисер люблю, с остальным мирюсь покуда, дорога опять задалбывает, учебная литература тоже, даже подумала, что летом лучше сериалы послушаю, какие у меня скопились, подстроенная под меня читалка книжек и та надоела безмерно.
Март впервые за два года прошёл без каких бы то ни было коллизий, ну так, закружило опять слегка на днях, больше ничего. Чего мне надо-то - сама не знаю, мечты не мечты, мысли не мысли, в восьмистишия не складывается, будто жжёт где-то в душе.
Меня начал занимать один сокурсник, ну как занимать, всё до такой степени поверхностно, что я, припомнив Иркин рассказ, что у него кто-то есть и что он чуть ли не жениться собрался, благополучно выкинула его из головы. Да и выкидывать-то было некого, он и не успел там поселиться. Ну, мне нравится его встречать, слушать соображения по дисеру, вообще он из тех, кто увлекается и в состоянии увлечённости обретает дар слова, тогда слушать его можно сколько угодно, как-то снилось, что он меня по мосту через реку перетаскивал. Ну и ничего. А ещё перед тем, как его из головы выкинуть, видела тебя во сне, и вроде не уверена, ты это или не ты. На следующий день поняла, что всё-таки ты, и выкинула сокурсника.
А вообще снится то Н.А., тусящий у меня в квартире и признающийся, что сегодня ему 50 лет, а я желаю ему "всего, что может пожелать филолог филологу", то одна моя соименница, ходила с ней сегодня по филфаковскому двору, она звала меня в Тайланд, а часть двора была выложена плиткой, причём выложили много веков назад какие-то мусульмане. Подсознание определённо что-то пытается мне сказать.

@темы: Никодим, Сны, Я

10:15 

Южные разговорчики.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я, Денис, несколько однокурсниц и Николай Александрович Гуськов в Ольгинке. Сидим, пьём чай, Н.А. за всеми ухаживает, разливает чай и делает немыслимые бутерброды, на хлебе слоями лежат сало, мясо, соль и зубчики чеснока. Ведём лёгкие разговоры, Н.А. рассказывает, что Ольгинка основана в 18 веке. А я сижу между Н.А. и Денисом. Денис спрашивает, как мне нравится Н.А. А я Дениса ругаю, что он всё время хочет меня подставить, ведь точно такой же вопрос о Юлии Юрьевне задал мне недавно в присутствии Юлии Юрьевны. Н.А. сначала не понимает, о чём разговор, я объясняю, что о симпатии и антипатии между людьми, а совесть мучает, что пью из кружки налитый им чай и приходится поддерживать такой странный разговор с Деном, а Н.А. обманывать. Делюсь с Н.А. своими мечтами о поездке в Крым, он говорит, что там сохранились древние персидские поселения, точно такие же он видел этим летом в Персии, когда там путешествовал. Неожиданно рядом оказывается неизвестная студентка, а я откуда-то знаю, что она фольклористка. Спрашиваю, ходили ли они на пару к Инне Сергеевне, девочка отвечает, что не ходили, так как не взяли из дома печенье. Я надеваю новые туфли и оказываюсь в поезде, который едет с юга. Мама меня встречает, плачет, боится, что меня исключат из универа, так как я на юге забыла или не смогла сдать экзамен.

@темы: Сны

09:55 

Ангольские прогулки с Булгаковым.)

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ангола, семидесятые годы. Мне не больше пяти лет. Я живу там с папой. Очень жарко, но в то же время периодически приходится от кого-нибудь убегать и лазить по сеткам, занесённым толстым слоем снега. Кроме нас с папой живут поблизости М. А Булгаков с женой Л. Е. Белозерской и семья Шиловских: Евгений Александрович, Елена Сергеевна, Женя и Серёжа, их сыновья. Булгаков встречается с Еленой Сергеевной, но до развода обоим ещё далеко. Я провожу время с Булгаковым, мыы часто гуляем. Я как-то рассказываю ему, что ещё не умею скучать, что слышала от папы о Москве, но не знаю, что это такое, не была там и поэтому не скучаю. Хвастаюсь, что у меня великолепный папа. И тут же мелькает мысль, что дети Елены Сергеевны вот так же будут хвастаться Булгакову, и он, может быть, ещё передумает разрушать семью. И вдруг меня осеняет, что Булгаков умер в 1940 году, и с кем же я тогда общаюсь?
Параллельно с этим Костя звонит и хочет увидеться, я нахожу в своей шкатулке удивительные бусы, они вроде бы от него, а Костя обещает, что скоро его папа пришлёт мне в подарок новый нетбук. Я удивляюсь, что, мол, мне, теперь два скайпа устанавливать, что ли?

@темы: Сны

10:40 

Волчьи сказки и свадебный пир.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я в Крыму, уже подхожу к территории лагеря Артек, в котором уже была, путешествуя по Дании, но вдруг делаю несколько шагов и оказываюсь в Херсоне. Мне сказали, что от Крыма до Херсона 35 километров. Со мной женщина примерно возраста бабушки. Идём по дороге, за нами бежит волк, отходим на обочину, и тут этих волков становится много. Я ругаю их последними словами, иногда вставляя вполне цензурное "идите лесом", а они так и чешут мимо меня толпами. Спутница советует, чтобы прекратить нашествие лесных санитаров, прочитать что-то вроде заговора, предложить волку проехаться на моём языке, куда ему нужно - я их материла, и теперь языком и должна пожертвовать. Офигеваю, плюхаюсь на четвереньки и читаю заговор, но чуть изменяю его, предлагаю прокатиться у меня на спине. Первый же волк после прочтения текста взобрался мне на спину. Я думала, с места не сдвинусь, но легко пошла на четвереньках. Мы перемещаемся в лес, и волки вместе с медведями рассказывают мне какие-то бесконечные сказки. Я спрашиваю у одного волка, когда сказка кончится, а он отвечает, что иную сказку можно и два года рассказывать.
Перемещаюсь домой, бабушка и мама всю ночь пекут блины к чьей-то свадьбе, а я притворяюсь, что сплю. Мы наутро едем на свадьбу, её отмечают в какой-то неббольшой комнате, там много столов и холодильник. Кто-то старается поровну всем разделить угощения. Мама заглядывает в холодильник и говорит мне, что там много всего, что если она утащит оттуда гамбургер, кусок торта и конфеты, то никто не заметит. Я поначалу соглашаюсь, но потом вспоминаю, что гамбургеры в холодильнике лежат уже неделю, мало ли, что случилось за это время с ними. У меня кружка с алюминиевой, но почему-то сломавшейся ручкой. Ручка сломалась очень причудливо, вроде бы должна отломиться совсем, но за неё можно держаться, она приобрела очень изогнутую форму, я считаю, что именно так должна выглядеть струя слёз, пролитых Маврикием Николаевичем.

@темы: Сны

10:10 

Дерзание и чугун.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я прихожу в сертоловскую школу №2, где училась сестра. Встречаю там тебя. Ты говоришь, что клуб Дерзание теперь перенесли сюда, и ты решил снова туда ходить. Я тут же приняла решение ходить с тобой. Бабушка постояла рядом с нами и ушла, а мы остались у актового зала. Ты не можешь решить, уйти тебе по своим делам или пойти со мной в актовый зал, чтобы до чего-то додуматься, произносишь себе под нос какой-то стихотворный текст, похожий на заговор, единственное слово, которое я поняла, чугун. Решив всё-таки остаться около меня, ввёл меня в актовый зал. Там составлялся какой-то хоровод, мы крепко взялись за руки, а свободные руки усиленно тянули в стороны, чтобы нас приняли в хоровод, но нас упорно игнорировали. Мы вышли. Я спросила, в каком всё-таки кабинете теперь обитает Дерзание, ты в ответ только сказал: "Я сам".

@темы: Никодим, Сны

20:21 

Мыслитель.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
С тех пор, как я выздоровела и явилась 31 октября на немецкий, всё по большому счёту нормально. Чувство раздражения изрядно уменьшилось. Чувства, почти все, как-то тоже атрофировались. Я сейчас больше мыслю, но именно поэтому долго не тянуло писать даже сюда. Я ведь пишу, если у меня эмоции через край или шарики заходят за ролики, впрочем, одно всегда вытекает из другого. О своей диссертации размышляю холодно, прикидываю, как можно анализировать мои тексты, знаю, что, если получится перейти после зимней сессии на руслит, я всё это покину, разве что будет немного жаль собранной библиографии и всех моих материалов. Пытаюсь подтягивать немецкий, но не получается планировать время, какие-нибудь внеочередные фольклорные работы, требующие немедленного чтения, портят все планы. Взялась за нас наша новая немка крепко, пока что всем нам тяжело, но есть шанс, что мы всё-таки чего-нибудь добьёмся. Я и семестра не проучилась под началом Елены Александровны, а мне снится, что я говорю по-немецки. На бакалавриате такого не припомню. Впервые за долгое время ужасно задалбывает дорога в универ. Обратная ещё не так сильно, в это время можно подремать. Устала от этой канители, мечтаю уже сдать как-нибудь зачёты и сидеть уже дома, готовиться мирно к экзаменам. На руслите буду 16 декабря участвовать в семинаре по поэзии Петербурга, я разговор начну, а поэт Дмитрий Григорьев продолжит, если всё срастётся. Ирка мне сказала, что для моего перевода на руслит всё-таки непременно нужно какое-нибудь отчисление одного из моих товарищей по руслиту, я никому не хочу плохого, но и на руслит хочу вернуться. Если перейти в следующем семестре не получится, потом не стану пытаться, акцентирую всё внимание на немецком, а остальное по необходимости. Во сне тоже какой-то дурдом, то я попадаю в германии, а потом не могу сказать по-немецки Батарейки и Зубная паста, то у меня Екатерина вторая лекции читает, а я являюсь на эти лекции в серьгах, на каждой из которых написано имя и фамилия Григория Потёмкина, только отчество не Александрович, а какое-то другое, а ещё я планирую в этих же серьгах сдавать экзамен.
Про Германию и моё возможное там обучение - это вообще отдельная история, если соберусь с мыслями, напишу об этом.
А личное - всё то же. Впрочем, я в какой-то мере рада, что у меня на сердце сейчас сверлит, а то посчитала бы себя совсем уж ходячим умом.

@темы: Сны, Универское, Я

17:53 

В расчёте.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Вчера серьёзно дремала на паре у Степанова, хотя пришла действительно послушать лекцию. В итоге совесть костерила меня на все лады, я с ней соглашалась, старалась не задремать, но всё равно задрёмывала, а так как перед носом у меня не было парты, на которую можно опереться и хотя бы приличный вид сохранить, я кланялась неизвестно кому всю пару. До сих пор неловкое чувство.

А ночью приснилось среди прочего не запомнившегося бреда, что воспитательница Ольга Николаевна привезла меня в нашу школу. Я позвонила маме, она сказала, что сможет меня забрать только через 10 дней. Вдруг в телефоне зазвучала какая-то немецкая песенка, позвонил Степанов. Объявил, что мне необходимо быть на кафедре, то есть в аудитории 188, сегодня в шесть вечера и находиться там до 11.30 ночи. Смутно припоминаю, что был какой-то договор, что магистры помогают Степанову принимать экзамен. Я в шоке, кто и как меня повезёт, да ещё влом так поздно в универ ехать.

В расчёте мы со Степановым, блин!

@темы: Сны, Универское

08:33 

Литературные покойники.)

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ты выкладываешь в дневнике хохму, которой с тобой поделился Игнат Лебядкин. Оказывается, они с сестрой не умерли, а поселились где-то под Гатчиной. Я спрашиваю тебя в скайпе, в том же ли состоянии Марья Тимофеевна и мможно ли её видеть, ответа так и не получаю. Я спрашиваю, что с Лизой Тушиной и можешь ли ты устроить нам встречу, ты отвечаешь что-то невразумительное. Вижу в телефоне смс от тебя, но ты в телефоне значишься под именем Велес, хотя я точно не изменяла параметры телефонного контакта. В смс ты предлагаешь вместе подумать над каким-то сложным философским вопросом, до которого я додумалась. Тут уже я отвечаю невразумительной смс, так как мало что помню про это. В скайпе от тебя приходит сообщение, что Лиза Тушина живёт неподалёку от Лебядкиных, соблюдает осторожность, деньги тратит вмеру, вяжет на спицах, оба кончика которых украшены маленькими крестами. Каким-то образом ты нам устраиваешь встречу. Лиза встречает меня в небольшой современной квартире. Я выкладываю ей все свои замыслы относительно диссертации и прошу её совета. Она вместо совета посылает в жопу. Я повышаю голос, говорю: "А у меня с некоторых пор Ваш характер, я своего добьюсь!" Лиза смягчается и ведёт меня в комнату. Там лежит шерстяное одеяло, связано Лизой уже больше половины. На месте, где работа не закончена, прицеплено огромное количество тонких спиц. Лиза пытается мне показать то, что она связала, но я всё рассматриваю спицы, ищу на них кресты, но ни одного не нахожу. Затем Лиза надевает на меня платье, я понимаю, что это то самое последнее платье, в котором она была на пепелище, и радуюсь, изучаю его. Радость кончается, когда Лиза объявляет, что оно серое, а я же помню, что оно светло-зелёное.

@темы: Никодим, Сны

16:05 

Жесть в реальности и в снах.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
У меня температура чуть выше +37°, я не очень логично излагаю мысли.

Прошлая неделя в универе была какая-то непомерно нервная. Понедельником, когда мы все, точно сговорившись, раздражили Юлию Юрьевну, всё не ограничилось. В среду выяснилось, что мы, точно сговорившись, ещё и Инну Сергеевну огорчили, получила я свою пару замечаний за неверно понятое задание по текстологии, поняла, что обросла долгами, что косячу где только могу, пустила по этому поводу слезу, а потом поняла, что истерю на ровном месте. Неверно понятое задание заключалось в том, что я не составляла библиографию к диссертации по одному очень авторитетному библиографическому указателю. Так что пришлось не радоваться в пятницу отсутствию одной пары по немецкому, а ехать в Горьковку и штудировать этот самый указатель. В библиотеке была холодища. До пары мы проштудировали не всё, в субботу после практики пришлось ещё раз наведаться в библиотеку и доштудировать-таки ещё два тома. В итоге у меня набралось 11 работ, которых мне явно было бы мало. Осталось только радоваться, что не зря составляла библиографию, обратившись к Лиде и Алине, поделившимся своими дипломами. В воскресенье работала, отослала всё нужное Инне Сергеевне, готовилась прийти в понедельник, и тут меня свалил вирус, то ли холодища в Горьковке, то ли в дороге подцепила, пока за знаниями ехала. Ночью куролесила, не подозревая, что у меня температура. Утром поняла, что у меня ужасно болит голова, опять пустила слезу и объяснила, что меня теперь в универ даже арканом нет смысла тащить. Хохмила мысленно, что у меня приступ алергии на фольклористику. Бабушка заметила, что у меня щёки горят, померили температуру - 37,5°. Всех обзвонила, договорилась, от кого какой инфы жду, от проверки почты голова чуть не лопнула. Остаток дня прошёл в лежании, приёме лекарст и практически полном отсутствии каких-либо стремлений. Ходить было тяжело, а собраться с мыслями, чтобы встать и пойти, ещё тяжелее. Подскочила температура до 38. Сегодня легче, с утра даже было 35,9°, думала даже, что завтра выйду, но, поскольку сейчас у меня чуть за 37, остаюсь завтра дома немецкий делать. А четверг и так выходной, и в пятницу можно спокойно выйти.

Сны тоже радуют. Первый снился с субботы на воскресенье и оставил во мне огромный негатив, хоть я и ржала над ним весь день, второй во время температурного бреда.
Южный курорт, мы с родителями и улей сидим в кафе, там среди всех прочих выступает и Пикник. Кто-то объясняет маме, как можно сравнительно легко убить человека, необходимо сломать определённые клетки его организма, после чего человек быстро умирает, а его труп растворяется, и нет следов. Когда мы оказываемся в городе, мама рассказывает про способ убийства Адоньевой. Та мигом находит, к кому этот способ применить. Есть какой-то фольклорист по имени Александр. Я в курсе того, что должно с ним случиться. Адоньева меня с ним сводит под предлогом, что хочет передать ему руководство моей диссертацией. В университетской аудитории я и намеченная жертва сидим друг против друга и травим анекдоты. Для серьёзных разговоров мы все должны отправиться к нему в квартиру. Появляется соседка тётя Тоня, говорит, что знает Александра и знала его погибшую жену, они как-то приехали в гости к дочери и зятю тёти Тони, там почему-то началась перестрелка, и жена Александра погибла, остался мальчик. Я прошу тётю Тоню по приезде в Сертолово зайти в нашу квартиру, взять все мои драгоценности и отдать моей сестре. После этого мы с Адоньевой отправляемся в путь. Она не одобряет моих последних слов, обращённых к тёте Тоне, но я оправдываюсь, что мы с Улей любим меняться серьгами, но давно этого не делали. Приезжаем в квартиру Александра. У компа сидит шестилетний мальчик с длинным странным именем, готовится к экзаменам. Я спросила, почему родители дали ему такое имя, из-за науки или из-за религии, он ответил, что из-за религии, но такой, которую никто не знает. Пришёл друг мальчика, стал рассказывать какой-то стишок вроде детских ннебывальщин. Я пытаюсь его выучить. Появляется Александр, но не садится рядом с нами. Мы с Адоньевой пьём чай, я взяла маленькую вкусную булочку, но другую Светлана Борисовна взять не разрешила. Я не предпринимаю никаких попыток предупредить Александра и его сына с другом. В какой-то момент Адоньева начинает действовать. Она выпроваживает под каким-то предлогом мальчика, рассказывавшего стишок, быстро подходит к Александру, что-то делает, он умирает. Мы вместе поднимаем диван и осторожно кладём труп в диван, я держу его голову. Там он должен раствориться. Только теперь Адоньева выпроваживает сына Александра. У меня ломаются очки. Я выговариваю Адоньевой, что сегодня же бабушка мне купит новые, но я всегда буду помнить, что у меня сменились очки в день убийства. Я спрашиваю, подумала ли она о мальчике, который попадёт в детдом. "А что, там его друзья улыбаются,- отвечает Светлана Борисовна. Я говорю, что училась в школе, которая была полудетдомом, и всё не так радужно. Мы едем обратно в универ, и я напоследок выговариваю Адоньевой, что я из-за неё ещё и на лекцию опоздала. А сама думаю, что либо она меня так же убьёт, либо я сама счёты с жизнью сведу после таких приключений.
ps. Может, тогда уже у меня болезнь начиналась, фиг его знает.

Моя квартира. У меня болит голова и начинается насморк. Я дома с бабушкой. Внезапно приезжаешь ты, чтобы переписать из моего брайлевского блокнота стихи, которые я тебе как-то писала на день рождения. Переписав их, ты переходишь на переписывание моих тетрадей, сам переводя всё с Брайля на зрячий шрифт. Я хочу показать тебе кусок кафеля, подаренный Дмитро, но он расслоился на два куска, мы рассуждаем, на сколько ещё кусков он может расслоиться. Звонит мама, бабушка по разговору понимает, что у родителей проблемы, хочет к ним поехать, но мама убедительно просит её лечь спать. Бабушка не слушается, хочет без предупреждения к ним явиться, но у меня такое состояние, что страшно меня оставлять, ты говоришь, что за мной присмотришь. Бабушка уходит, ты предлагаешь чай, я говорю, что не знаю, нужно ли мне это сейчас.

Вот такая жизнь у меня, зашибись!

@темы: Никодим, Сны, Универское

19:57 

Праздничная жесть.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Новый год. Всё время курсирую между своей и родительской квартирой. В моей квартире проверяю почту, там 6 писем, одно от однокурсницы Лены, встретившей во франции какого-то Петю и сочинившей эмоциональную песню про их нешуточный роман, которую мне и посылает. В родительской квартире папа жалуется на маму, заставляющую его читать про Ромео и Джульетту, а ему это неинтересно. Вроде бы проходит какое-то время. Неожиданно на меня выходит Костя и предлагает встречу. Мы встречаемся в Петербурге, нас сажают в огромную гипермаркетовскую тележку, запряжённую двумя лошадьми. Мы долго и медленно едем, но взяться за руки не можем, потому что приходится держаться за тележку. Бабушка и Костин папа идут за нами пешком. Мы приезжаем в квартиру родителей, я говорю Косте, что только посмотрю фильм, а потом поеду куда угодно. Папа обещает отвезти нас в ресторан. Я смотрю фильм. Среди актёров Александр Филиппенко, я его узнаю. Когда фильм заканчивается, ни Кости, ни его папы нет в квартире. Мама протягивает мне мешочек с множеством серёг, это те самые серьги, которые недавно арестованный маньяк снимал со своих жертв. Серьги очень красивые и разнообразные, я хотела бы иметь такие, но маме говорю, что мне будет тяжело их носить после убитых женщин. Мама говорит, что все они живы, а если узнают свои серьги на мне, я должна сказать, что они перепутали. Я кладу мешочек с серьгами к себе в сумку. Выхожу искать Костю с его папой на лестничную клетку, встречаю бывшего одноклассника Максима и его братьев. С Младшим здороваюсь, он отвечает очень неразборчиво, я делаю вывод, что он умственно отсталый. Появляется сын Максима, которого зовут почему-то Митя. Лестничная клетка заполняется людьми, а Кости с папой всё нет. Подхожу к толпе с вопросом "Где они? Где они?" Встречаю Костиного папу, он говорит кому-то, что сегодняшние выборы надо отменить, на чей-то недоумённый вопрос отвечает, что через какое-то время всё будет точно так же, как сегодня. Молодёжи очень много, Костин папа разделяет нас на пары, дав мне в пару какого-то молодого человека, мы спускаемся с лестницы и выходим на улицу. Я спрашиваю его, училась ли в нашей школе Юлия Налимова. Он отвечает, что они когда-то висели на одном турнике, и больше ничего не было. Все растворяются в воздухе.

@темы: Сны

светотьма

главная