• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Сны (список заголовков)
09:55 

Ангольские прогулки с Булгаковым.)

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ангола, семидесятые годы. Мне не больше пяти лет. Я живу там с папой. Очень жарко, но в то же время периодически приходится от кого-нибудь убегать и лазить по сеткам, занесённым толстым слоем снега. Кроме нас с папой живут поблизости М. А Булгаков с женой Л. Е. Белозерской и семья Шиловских: Евгений Александрович, Елена Сергеевна, Женя и Серёжа, их сыновья. Булгаков встречается с Еленой Сергеевной, но до развода обоим ещё далеко. Я провожу время с Булгаковым, мыы часто гуляем. Я как-то рассказываю ему, что ещё не умею скучать, что слышала от папы о Москве, но не знаю, что это такое, не была там и поэтому не скучаю. Хвастаюсь, что у меня великолепный папа. И тут же мелькает мысль, что дети Елены Сергеевны вот так же будут хвастаться Булгакову, и он, может быть, ещё передумает разрушать семью. И вдруг меня осеняет, что Булгаков умер в 1940 году, и с кем же я тогда общаюсь?
Параллельно с этим Костя звонит и хочет увидеться, я нахожу в своей шкатулке удивительные бусы, они вроде бы от него, а Костя обещает, что скоро его папа пришлёт мне в подарок новый нетбук. Я удивляюсь, что, мол, мне, теперь два скайпа устанавливать, что ли?

@темы: Сны

10:40 

Волчьи сказки и свадебный пир.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я в Крыму, уже подхожу к территории лагеря Артек, в котором уже была, путешествуя по Дании, но вдруг делаю несколько шагов и оказываюсь в Херсоне. Мне сказали, что от Крыма до Херсона 35 километров. Со мной женщина примерно возраста бабушки. Идём по дороге, за нами бежит волк, отходим на обочину, и тут этих волков становится много. Я ругаю их последними словами, иногда вставляя вполне цензурное "идите лесом", а они так и чешут мимо меня толпами. Спутница советует, чтобы прекратить нашествие лесных санитаров, прочитать что-то вроде заговора, предложить волку проехаться на моём языке, куда ему нужно - я их материла, и теперь языком и должна пожертвовать. Офигеваю, плюхаюсь на четвереньки и читаю заговор, но чуть изменяю его, предлагаю прокатиться у меня на спине. Первый же волк после прочтения текста взобрался мне на спину. Я думала, с места не сдвинусь, но легко пошла на четвереньках. Мы перемещаемся в лес, и волки вместе с медведями рассказывают мне какие-то бесконечные сказки. Я спрашиваю у одного волка, когда сказка кончится, а он отвечает, что иную сказку можно и два года рассказывать.
Перемещаюсь домой, бабушка и мама всю ночь пекут блины к чьей-то свадьбе, а я притворяюсь, что сплю. Мы наутро едем на свадьбу, её отмечают в какой-то неббольшой комнате, там много столов и холодильник. Кто-то старается поровну всем разделить угощения. Мама заглядывает в холодильник и говорит мне, что там много всего, что если она утащит оттуда гамбургер, кусок торта и конфеты, то никто не заметит. Я поначалу соглашаюсь, но потом вспоминаю, что гамбургеры в холодильнике лежат уже неделю, мало ли, что случилось за это время с ними. У меня кружка с алюминиевой, но почему-то сломавшейся ручкой. Ручка сломалась очень причудливо, вроде бы должна отломиться совсем, но за неё можно держаться, она приобрела очень изогнутую форму, я считаю, что именно так должна выглядеть струя слёз, пролитых Маврикием Николаевичем.

@темы: Сны

10:10 

Дерзание и чугун.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я прихожу в сертоловскую школу №2, где училась сестра. Встречаю там тебя. Ты говоришь, что клуб Дерзание теперь перенесли сюда, и ты решил снова туда ходить. Я тут же приняла решение ходить с тобой. Бабушка постояла рядом с нами и ушла, а мы остались у актового зала. Ты не можешь решить, уйти тебе по своим делам или пойти со мной в актовый зал, чтобы до чего-то додуматься, произносишь себе под нос какой-то стихотворный текст, похожий на заговор, единственное слово, которое я поняла, чугун. Решив всё-таки остаться около меня, ввёл меня в актовый зал. Там составлялся какой-то хоровод, мы крепко взялись за руки, а свободные руки усиленно тянули в стороны, чтобы нас приняли в хоровод, но нас упорно игнорировали. Мы вышли. Я спросила, в каком всё-таки кабинете теперь обитает Дерзание, ты в ответ только сказал: "Я сам".

@темы: Никодим, Сны

20:21 

Мыслитель.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
С тех пор, как я выздоровела и явилась 31 октября на немецкий, всё по большому счёту нормально. Чувство раздражения изрядно уменьшилось. Чувства, почти все, как-то тоже атрофировались. Я сейчас больше мыслю, но именно поэтому долго не тянуло писать даже сюда. Я ведь пишу, если у меня эмоции через край или шарики заходят за ролики, впрочем, одно всегда вытекает из другого. О своей диссертации размышляю холодно, прикидываю, как можно анализировать мои тексты, знаю, что, если получится перейти после зимней сессии на руслит, я всё это покину, разве что будет немного жаль собранной библиографии и всех моих материалов. Пытаюсь подтягивать немецкий, но не получается планировать время, какие-нибудь внеочередные фольклорные работы, требующие немедленного чтения, портят все планы. Взялась за нас наша новая немка крепко, пока что всем нам тяжело, но есть шанс, что мы всё-таки чего-нибудь добьёмся. Я и семестра не проучилась под началом Елены Александровны, а мне снится, что я говорю по-немецки. На бакалавриате такого не припомню. Впервые за долгое время ужасно задалбывает дорога в универ. Обратная ещё не так сильно, в это время можно подремать. Устала от этой канители, мечтаю уже сдать как-нибудь зачёты и сидеть уже дома, готовиться мирно к экзаменам. На руслите буду 16 декабря участвовать в семинаре по поэзии Петербурга, я разговор начну, а поэт Дмитрий Григорьев продолжит, если всё срастётся. Ирка мне сказала, что для моего перевода на руслит всё-таки непременно нужно какое-нибудь отчисление одного из моих товарищей по руслиту, я никому не хочу плохого, но и на руслит хочу вернуться. Если перейти в следующем семестре не получится, потом не стану пытаться, акцентирую всё внимание на немецком, а остальное по необходимости. Во сне тоже какой-то дурдом, то я попадаю в германии, а потом не могу сказать по-немецки Батарейки и Зубная паста, то у меня Екатерина вторая лекции читает, а я являюсь на эти лекции в серьгах, на каждой из которых написано имя и фамилия Григория Потёмкина, только отчество не Александрович, а какое-то другое, а ещё я планирую в этих же серьгах сдавать экзамен.
Про Германию и моё возможное там обучение - это вообще отдельная история, если соберусь с мыслями, напишу об этом.
А личное - всё то же. Впрочем, я в какой-то мере рада, что у меня на сердце сейчас сверлит, а то посчитала бы себя совсем уж ходячим умом.

@темы: Сны, Универское, Я

17:53 

В расчёте.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Вчера серьёзно дремала на паре у Степанова, хотя пришла действительно послушать лекцию. В итоге совесть костерила меня на все лады, я с ней соглашалась, старалась не задремать, но всё равно задрёмывала, а так как перед носом у меня не было парты, на которую можно опереться и хотя бы приличный вид сохранить, я кланялась неизвестно кому всю пару. До сих пор неловкое чувство.

А ночью приснилось среди прочего не запомнившегося бреда, что воспитательница Ольга Николаевна привезла меня в нашу школу. Я позвонила маме, она сказала, что сможет меня забрать только через 10 дней. Вдруг в телефоне зазвучала какая-то немецкая песенка, позвонил Степанов. Объявил, что мне необходимо быть на кафедре, то есть в аудитории 188, сегодня в шесть вечера и находиться там до 11.30 ночи. Смутно припоминаю, что был какой-то договор, что магистры помогают Степанову принимать экзамен. Я в шоке, кто и как меня повезёт, да ещё влом так поздно в универ ехать.

В расчёте мы со Степановым, блин!

@темы: Сны, Универское

08:33 

Литературные покойники.)

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ты выкладываешь в дневнике хохму, которой с тобой поделился Игнат Лебядкин. Оказывается, они с сестрой не умерли, а поселились где-то под Гатчиной. Я спрашиваю тебя в скайпе, в том же ли состоянии Марья Тимофеевна и мможно ли её видеть, ответа так и не получаю. Я спрашиваю, что с Лизой Тушиной и можешь ли ты устроить нам встречу, ты отвечаешь что-то невразумительное. Вижу в телефоне смс от тебя, но ты в телефоне значишься под именем Велес, хотя я точно не изменяла параметры телефонного контакта. В смс ты предлагаешь вместе подумать над каким-то сложным философским вопросом, до которого я додумалась. Тут уже я отвечаю невразумительной смс, так как мало что помню про это. В скайпе от тебя приходит сообщение, что Лиза Тушина живёт неподалёку от Лебядкиных, соблюдает осторожность, деньги тратит вмеру, вяжет на спицах, оба кончика которых украшены маленькими крестами. Каким-то образом ты нам устраиваешь встречу. Лиза встречает меня в небольшой современной квартире. Я выкладываю ей все свои замыслы относительно диссертации и прошу её совета. Она вместо совета посылает в жопу. Я повышаю голос, говорю: "А у меня с некоторых пор Ваш характер, я своего добьюсь!" Лиза смягчается и ведёт меня в комнату. Там лежит шерстяное одеяло, связано Лизой уже больше половины. На месте, где работа не закончена, прицеплено огромное количество тонких спиц. Лиза пытается мне показать то, что она связала, но я всё рассматриваю спицы, ищу на них кресты, но ни одного не нахожу. Затем Лиза надевает на меня платье, я понимаю, что это то самое последнее платье, в котором она была на пепелище, и радуюсь, изучаю его. Радость кончается, когда Лиза объявляет, что оно серое, а я же помню, что оно светло-зелёное.

@темы: Никодим, Сны

16:05 

Жесть в реальности и в снах.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
У меня температура чуть выше +37°, я не очень логично излагаю мысли.

Прошлая неделя в универе была какая-то непомерно нервная. Понедельником, когда мы все, точно сговорившись, раздражили Юлию Юрьевну, всё не ограничилось. В среду выяснилось, что мы, точно сговорившись, ещё и Инну Сергеевну огорчили, получила я свою пару замечаний за неверно понятое задание по текстологии, поняла, что обросла долгами, что косячу где только могу, пустила по этому поводу слезу, а потом поняла, что истерю на ровном месте. Неверно понятое задание заключалось в том, что я не составляла библиографию к диссертации по одному очень авторитетному библиографическому указателю. Так что пришлось не радоваться в пятницу отсутствию одной пары по немецкому, а ехать в Горьковку и штудировать этот самый указатель. В библиотеке была холодища. До пары мы проштудировали не всё, в субботу после практики пришлось ещё раз наведаться в библиотеку и доштудировать-таки ещё два тома. В итоге у меня набралось 11 работ, которых мне явно было бы мало. Осталось только радоваться, что не зря составляла библиографию, обратившись к Лиде и Алине, поделившимся своими дипломами. В воскресенье работала, отослала всё нужное Инне Сергеевне, готовилась прийти в понедельник, и тут меня свалил вирус, то ли холодища в Горьковке, то ли в дороге подцепила, пока за знаниями ехала. Ночью куролесила, не подозревая, что у меня температура. Утром поняла, что у меня ужасно болит голова, опять пустила слезу и объяснила, что меня теперь в универ даже арканом нет смысла тащить. Хохмила мысленно, что у меня приступ алергии на фольклористику. Бабушка заметила, что у меня щёки горят, померили температуру - 37,5°. Всех обзвонила, договорилась, от кого какой инфы жду, от проверки почты голова чуть не лопнула. Остаток дня прошёл в лежании, приёме лекарст и практически полном отсутствии каких-либо стремлений. Ходить было тяжело, а собраться с мыслями, чтобы встать и пойти, ещё тяжелее. Подскочила температура до 38. Сегодня легче, с утра даже было 35,9°, думала даже, что завтра выйду, но, поскольку сейчас у меня чуть за 37, остаюсь завтра дома немецкий делать. А четверг и так выходной, и в пятницу можно спокойно выйти.

Сны тоже радуют. Первый снился с субботы на воскресенье и оставил во мне огромный негатив, хоть я и ржала над ним весь день, второй во время температурного бреда.
Южный курорт, мы с родителями и улей сидим в кафе, там среди всех прочих выступает и Пикник. Кто-то объясняет маме, как можно сравнительно легко убить человека, необходимо сломать определённые клетки его организма, после чего человек быстро умирает, а его труп растворяется, и нет следов. Когда мы оказываемся в городе, мама рассказывает про способ убийства Адоньевой. Та мигом находит, к кому этот способ применить. Есть какой-то фольклорист по имени Александр. Я в курсе того, что должно с ним случиться. Адоньева меня с ним сводит под предлогом, что хочет передать ему руководство моей диссертацией. В университетской аудитории я и намеченная жертва сидим друг против друга и травим анекдоты. Для серьёзных разговоров мы все должны отправиться к нему в квартиру. Появляется соседка тётя Тоня, говорит, что знает Александра и знала его погибшую жену, они как-то приехали в гости к дочери и зятю тёти Тони, там почему-то началась перестрелка, и жена Александра погибла, остался мальчик. Я прошу тётю Тоню по приезде в Сертолово зайти в нашу квартиру, взять все мои драгоценности и отдать моей сестре. После этого мы с Адоньевой отправляемся в путь. Она не одобряет моих последних слов, обращённых к тёте Тоне, но я оправдываюсь, что мы с Улей любим меняться серьгами, но давно этого не делали. Приезжаем в квартиру Александра. У компа сидит шестилетний мальчик с длинным странным именем, готовится к экзаменам. Я спросила, почему родители дали ему такое имя, из-за науки или из-за религии, он ответил, что из-за религии, но такой, которую никто не знает. Пришёл друг мальчика, стал рассказывать какой-то стишок вроде детских ннебывальщин. Я пытаюсь его выучить. Появляется Александр, но не садится рядом с нами. Мы с Адоньевой пьём чай, я взяла маленькую вкусную булочку, но другую Светлана Борисовна взять не разрешила. Я не предпринимаю никаких попыток предупредить Александра и его сына с другом. В какой-то момент Адоньева начинает действовать. Она выпроваживает под каким-то предлогом мальчика, рассказывавшего стишок, быстро подходит к Александру, что-то делает, он умирает. Мы вместе поднимаем диван и осторожно кладём труп в диван, я держу его голову. Там он должен раствориться. Только теперь Адоньева выпроваживает сына Александра. У меня ломаются очки. Я выговариваю Адоньевой, что сегодня же бабушка мне купит новые, но я всегда буду помнить, что у меня сменились очки в день убийства. Я спрашиваю, подумала ли она о мальчике, который попадёт в детдом. "А что, там его друзья улыбаются,- отвечает Светлана Борисовна. Я говорю, что училась в школе, которая была полудетдомом, и всё не так радужно. Мы едем обратно в универ, и я напоследок выговариваю Адоньевой, что я из-за неё ещё и на лекцию опоздала. А сама думаю, что либо она меня так же убьёт, либо я сама счёты с жизнью сведу после таких приключений.
ps. Может, тогда уже у меня болезнь начиналась, фиг его знает.

Моя квартира. У меня болит голова и начинается насморк. Я дома с бабушкой. Внезапно приезжаешь ты, чтобы переписать из моего брайлевского блокнота стихи, которые я тебе как-то писала на день рождения. Переписав их, ты переходишь на переписывание моих тетрадей, сам переводя всё с Брайля на зрячий шрифт. Я хочу показать тебе кусок кафеля, подаренный Дмитро, но он расслоился на два куска, мы рассуждаем, на сколько ещё кусков он может расслоиться. Звонит мама, бабушка по разговору понимает, что у родителей проблемы, хочет к ним поехать, но мама убедительно просит её лечь спать. Бабушка не слушается, хочет без предупреждения к ним явиться, но у меня такое состояние, что страшно меня оставлять, ты говоришь, что за мной присмотришь. Бабушка уходит, ты предлагаешь чай, я говорю, что не знаю, нужно ли мне это сейчас.

Вот такая жизнь у меня, зашибись!

@темы: Никодим, Сны, Универское

19:57 

Праздничная жесть.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Новый год. Всё время курсирую между своей и родительской квартирой. В моей квартире проверяю почту, там 6 писем, одно от однокурсницы Лены, встретившей во франции какого-то Петю и сочинившей эмоциональную песню про их нешуточный роман, которую мне и посылает. В родительской квартире папа жалуется на маму, заставляющую его читать про Ромео и Джульетту, а ему это неинтересно. Вроде бы проходит какое-то время. Неожиданно на меня выходит Костя и предлагает встречу. Мы встречаемся в Петербурге, нас сажают в огромную гипермаркетовскую тележку, запряжённую двумя лошадьми. Мы долго и медленно едем, но взяться за руки не можем, потому что приходится держаться за тележку. Бабушка и Костин папа идут за нами пешком. Мы приезжаем в квартиру родителей, я говорю Косте, что только посмотрю фильм, а потом поеду куда угодно. Папа обещает отвезти нас в ресторан. Я смотрю фильм. Среди актёров Александр Филиппенко, я его узнаю. Когда фильм заканчивается, ни Кости, ни его папы нет в квартире. Мама протягивает мне мешочек с множеством серёг, это те самые серьги, которые недавно арестованный маньяк снимал со своих жертв. Серьги очень красивые и разнообразные, я хотела бы иметь такие, но маме говорю, что мне будет тяжело их носить после убитых женщин. Мама говорит, что все они живы, а если узнают свои серьги на мне, я должна сказать, что они перепутали. Я кладу мешочек с серьгами к себе в сумку. Выхожу искать Костю с его папой на лестничную клетку, встречаю бывшего одноклассника Максима и его братьев. С Младшим здороваюсь, он отвечает очень неразборчиво, я делаю вывод, что он умственно отсталый. Появляется сын Максима, которого зовут почему-то Митя. Лестничная клетка заполняется людьми, а Кости с папой всё нет. Подхожу к толпе с вопросом "Где они? Где они?" Встречаю Костиного папу, он говорит кому-то, что сегодняшние выборы надо отменить, на чей-то недоумённый вопрос отвечает, что через какое-то время всё будет точно так же, как сегодня. Молодёжи очень много, Костин папа разделяет нас на пары, дав мне в пару какого-то молодого человека, мы спускаемся с лестницы и выходим на улицу. Я спрашиваю его, училась ли в нашей школе Юлия Налимова. Он отвечает, что они когда-то висели на одном турнике, и больше ничего не было. Все растворяются в воздухе.

@темы: Сны

19:46 

Галиматьища!

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
История 1. Степанов читает в 198-ой аудитории лекцию. Вдруг все, кто находится в аудитории, кроме него, перемещаются в большой сельский дом. Мы сидим на огромной кухне, обедаем и пьём чай с эклерами. Я рассказываю, что когда-то давно Степанов приезжал в Пинеровку, собирал всех студентов на нашей кухне, закрывал дверь и читал лекции, а я не присутствовала, только слушала из-за стены в комнате. Мы намереваемся провести здесь побольше времени, тем более, что в холодильнике ещё остались эклеры. Из присутствующих я никого не знаю, кроме мелькающего иногда Вовки. Вдруг я опять попадаю в аудиторию 198, но там лекцию читает мой школьный историк Вячеслав Дьердьевич. Я очень рада его видеть, здороваюсь с ним, он выходит со мной из аудитории. Он просит меня связать его с какими-то Светой и Викой, я объясняю, что Светы среди моих одногруппниц нет, а с Викой я его свяжу. Он объясняет, что ему нужна тётя Света, мама одноклассника Ромы, я догадываюсь, что Вика - это Вика Фёдорова из того же класса. Вячеслав Дьердьевич недоволен моей несообразительностью. Я прошу у него телефон, пытаюсь зафиксировать его на своём мобильном, но так и не записываю его.

История 2. Я беременна. Но внезапно ребёнок, которым я беременна, рождается не у меня, а у бабушки, когда она едет в автобусе. Мы называем родившегося мальчика Владимиром, бабушка временно отдаёт его в какое-то заведение вроде детдома. Через некоторое время я спрашиваю, почему мы не забираем Володю домой, но бабушка говорит, что мы его никогда не возьмём. На следующий день я едва ли не истерю, говорю, что мне малыш снится. Бабушка говорит, что теперь он мне долго сниться будет, заменит в моих снах любимого. Ещё бабушка сообщает, что во сне я звала Александра Викторовича, но называла его Алесей.

Эти две истории перепутались так, что передать нельзя. И ещё мелькала мысль, что Потебня непременно выстрелит из пистолета.

@темы: Сны

08:40 

Борис Леонидович и много чего ещё.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Мои бывшие одногруппники хотят устроить в Сертолово в день города театрализованное представление в сертоловском доме Б. Л. Пастернака, я договариваюсь с ними, что тоже буду там участвовать.
Я попадаю в Москву, в библиотеку, названную почему-то Зеркальной и заполняю какой-то формуляр.
Идёт война, взрывы, канонада и т.д. Под козырьком какого-то дома сталкиваюсь с Б. Л. Пастернаком. Стоим, общаемся и ждём, когда прервётся грохот, чтобы перебежать к другому дому. Грохот прерывается, перебегаем, причём Пастернак поставил меня впереди себя, подталкивает и пытается на ходу укусить меня за ухо. Я то общаюсь с ним подчёркнуто уважительно, то говорю что-то вроде "Леонидыч, ты офонарел!" Вбегаем в какое-то здание, бежим по длинному коридору, в конце которого дверь, и вдруг из неё выходит первая жена Пастернака. У них начинается какое-то выяснение отношений. Я подхожу к Пастернаку и тихо ему говорю: "В Сертолово Ваш дом ещё сохранился. В нём каждый год проводятся праздники. Я непременно на следующем празднике что-нибудь Ваше наизусть прочту!" Первая жена интересуется, о чём разговор, а поэт отвечает: "А, что-то тявкает". Я обижена, но понимаю его мотивы (он не хочет, чтобы женщина его ко мне ревновала), поэтому отвечаю на это: "Лихо! Но толково". Мы все вместе пытаемся пройти в дверь, но к нам выскакивает старушка и громко объявляет, что нам нет смысла туда идти, что атаки больше не будет. Мы бежим по коридору обратно, я теряю Пастернака и его жену из виду. Снова оказываюсь в Зеркальной библиотеке, объясняю, что ни одной книги не возьму, не могу ничего читать, так как ничего не вижу. В доказательство моих слов снимаю очки, от них отклеивается бумажка. Я её узнаю, это #7, который у меня хранится с конкурса чтецов.

@темы: Сны

09:53 

Высокий гость в маленькой квартире.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
В открытую входную дверь квартиры кто-то входит, сначала думаю, что Томочка, иду навстречу. Но это не Тома, а Ульяна, она протягивает мне новые серьги. Входит ещё кто-то и даёт мне связку разнокалиберных воздушных шаров, я их отпускаю, и они взлетают к потолку, я понимаю, что они надуты гелием. Входит Зюганов и с ним дофига молодёжи, появляется моя мама. Я указываю Зюганову на фотографию, где я и мама сходим со сцены в здании двенадцати коллегий, а в руках у меня диплом. Зюганов садится на бабушкину кровать, спрашивает у меня, где мне лучше сесть, сажусь рядом с ним. Кто-то нас с Зюгановым сфоткал без нашего разрешения и требует за это денег, мама возмущается. Зюганов спрашивает, какие журналисты могут к нам прийти. Мама вроде соглашается на журналистов, но бабушке потихоньку говорит, что никого к нам не пустит. Молодёжи столько, что удивительно, как они умещаются в комнате. Одного молодого человека зовут Илья. Зюганов что-то спрашивает обо мне. Мама рассказывает о каких-то хитрых медиках. Наконец я провожаю Зюганова, выйдя из квартиры, объясняю ему, что семья у меня такая же, как у всякого инвалида. Вызываю лифт и объясняю, что он у нас блудня, но скоро придёт. Молодёжь вылетает из квартиры. Закрываю дверь со словами "Эх ты!" и вспоминаю, как мы всем классом называли его Зюзей. Бабушка лежит на своей кровати. Я подхожу и наклоняюсь к ней, а она со слезами рассказывает, что Зюганову только тридцать лет, а его спутники ещё моложе.

@темы: Сны

14:24 

Приключения на пруду.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Мы с бабушкой были в каком-то огромном здании, разбирали коробку с мелкими игрушками, а потом пошли в находящийся в том же здании ресторан kfc и принялись есть какой-то удивительный суп, к нам явилась уборщица и сказала, что то, что мы недоразбирали, она вымела в мусорку, а мы ещё и виноваты. Выходим из здания и через некоторое время встречаем тебя в обществе каких-то девчонок. Ты что-то коротко им говоришь и подходишь ко мне, говоришь, что тебе есть, чем меня обрадовать. Ты просишь бабушку, чтобы она отпустила меня с тобой в кафешку на краю пруда, мы мы пойдём вперёд, а она пусть идёт далеко позади нас. У меня сильное ощущение счастья. Идём с тобой по льду через пруд, я боюсь, что он нас не выдержит, но он выдерживает. я уцепилась за твою левую руку, у тебя кожаные перчатки. По дороге ты рассказываешь, что разоблачена махинация, которая очень долго меня огорчала и из-за которой я не могла участвовать в конкурсе. Твой папа как-то связан с этой махинацией, он в больнице. Ещё ты рассказываешь, что заболел любимый пёс твоей мамы, что-то серьёзное с одним глазом. Я спрашиваю: "Ну, а у тебя как делишки?" Ты интересуешься, в каком смысле я употребляю слово делишки, в обычном или в том, которое ходит по интернету. Я объясняю, что другого значения не знаю. Ты уверяешь, что объяснял мне это значение, когда мы были вместе на каком-то концерте и я сидела у тебя на коленях. Удивляюсь очень сильно и уверяю, что этого не было. Ты соглашаешься и вдруг исчезаешь. У меня остаётся только твой указательный палец левой руки и натянутый на него соответствующий фрагмент перчатки. Иду всё время прямо и натыкаюсь на деревянную постройку. Ты в ней ставишь чайник, продолжая разговор, объясняешь, что маминого пса надо будет определять в больницу, а мама ляжет с ним. Я спрашиваю, всё ли у тебя с пальцами в порядке. Ты только тут замечаешь, что не всё. Я отдаю тебе палец и мысленно удивляюсь, что вся семья не минует больницы.

@темы: Сны, Никодим

12:49 

Крыша, ау, вернись!

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я в комнате с мужчиной. То у него голос моего папы, и он цитирует евангелие, то вдруг у него голос дяди Андрея, он рассказывает, что фильм "Маленький роман" повествует о его жизни, мельком упоминает дочь Катю, я говорю, что помню её совсем маленькой и извиняюсь, что напоминаю. Он рассказывает ещё о фильме про город Дели и удивляется, что я этот фильм не видела. В то же время чёткое осознание того, что он - Николай Ставрогин, а я Лиза, и это мой приход к нему. Все три состояния хаотично и непредсказуемо чередуются.

@темы: Сны

14:19 

Прогулки с матерью генералиссимуса.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Маленький город. Иду по улице. За одну руку меня держит моя мама, за другую - мама Сталина. Во время прогулки несколько раз случается одно и то же: сначала громкий хлопок, а затем нарастающий гул, который давит на уши и действует на нервную систему, потому что мои сопровождающие и случайные прохожие начинают сильно кричать, но я пережидаю молча. А потом всё опять нормально. Я обращаюсь к маме Сталина: "Екатерина Георгиевна, покажите мне места, где Иосиф Виссарионович любил бывать в детстве". Она приводит меня и мою маму к большому оврагу. Мы спускаемся на дно и видим, что дно полностью покрыто травой, очень короткой и растущей ровно, все травинки одной длины. Екатерина Георгиевна поясняет, что её сыну был год, когда его приносили сюда играть. Я спрашиваю, как он выбирался отсюда, она отвечает, что на другом краю оврага стояла няня и вытаскивала его. Уходим оттуда. Опять хлопок и нарастающий гул. Я спрашиваю, что это. Екатерина Георгиевна отвечает, что ремонтируют какое-то здание.

@темы: Сны

18:42 

Деревенская идиллия.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Наш дом в Пинеровке, наша с сестрой комната. На месте моей кровати стоит Ульянин диван. На нём лежит какая-то женщина и с ней кошка. Женщина показывает мне кошку, но я не хочу её гладить, ухожу, а она бежит за мной. Неожиданно появляется Костя, мы вместе бежим в комнату родителей, но не добегаем, так как кошка бежит следом. Возвращаемся в в нашу комнату, я кричу женщине: "Слушайте, как Вас там по имени-отчеству?" и увожу Костю в бабушкину комнату, кошка за нами не идёт. Садимся на кровать, почему-то не заправленную, трындим, держась за руки. Нас зовут обедать. Приходим на кухню, сажусь на стул, Костю сажаю слева от себя, так, что между нами ножка стола, напоминаю ему, что так же мы сидели в школьное время. Обедаем. Спрашиваю Костю, помнит ли он, что раньше были телевизоры с линзой. Он отвечает, что всегда вспоминает об этом, когда идёт по Сертолово один. Я пытаюсь узнать, когда это он ходил один по Сертолово, он не объясняет ничего. После некоторого молчания он вдруг говорит, что мы давно не проводили вместе столько времени, в последний раз так было, когда в одном поезде ехали на море. Тут уже я с трудом что-то припоминаю.

@темы: Сны

19:55 

Неадекват фрагментарный.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я вышла замуж за Дмитро. День нашей свадьбы. Мы сидим одни в комнате и целуемся, а я всё время спрашиваю, зачем это нужно. У меня в ушах подаренные им огромные серьги не то в виде цифры 5, не то 8, в серьгах какие-то камушки. Эти серьги - часть гарнитура, к ним ещё прилагается кулон, который Дима обещал отдать мне на следующий день. Выясняется, что Дима курит. Вдруг вспоминаю, что вышла замуж совсем не по любви, заливаюсь слезами и говорю: "Дура я семипудовая!"
Долго редактирую в дневнике какой-то длинный пост.
Неожиданно появляется Роман Зверев, даёт странной формы флешку и просит скопировать на мой комп всю инфу с неё. У флешки странное название, первое слово "Строчка". Пока я копирую информацию, ужасно тормозя, получаю в скайпе от тебя сообщение. Ты спрашиваешь у меня, откуда в том длинном посте, который я всё-таки опубликовала, взялась твоя фотография. Кто-то сфоткал тебя, сидящего на скамейке в Сертолово. Я объясняю, что этой фотографии у меня никогда не было.
И ещё какие-то магазины.

@темы: Никодим, Сны

19:49 

Не доехала до знаний.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я поехала одна в универ. В Сертоловском автобусе неожиданно встретила школьных знакомых Таню, Лизу и Сержа. Они жаловались мне, что всех Петербургских незрячих поселили в одном большом доме, а теперь его вздумали снести, и ребята не знают, что делать. Вместе добрались до метро "Проспект просвещения", спустились на эскалаторе вниз, кто-то из ребят даже целовался по дороге. Они собрались уехать куда-нибудь на юг. Я с какой-то лихостью сказала, что брошу-ка я универ и поеду-ка с ними в Стамбул или Ташкент. Вдруг ребята исчезли. Я стою одна на платформе, жмусь к колоннам, у меня нет трости. Я так просидела очень долго, думала, что закосила не одну пару, что надо бы кому-нибудь позвонить. Вдруг кто-то подошёл ко мне, сунул в руку столовую ложку, у меня появилась уверенность, как если бы при мне была трость, и я легко вошла в вагон метро.

@темы: Сны

11:27 

Ну и фигня снилась!

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Сергей Довлатов читал на филфаке лекцию. Я на ней присутствовала и записывала её на диктофон. Когда лекция кончилась, он сказал, что ожидал больше народу, но нас было всего пятеро, мы спасли его лекцию, и за это он почитает нам ещё одну лекцию, только не в универе, а в метро. Мы пошли с Ирой и Алиной Жилиной. По дороге они предлагали мне купить бижутерные серьги, но я не соглашалась, торопила их, чтобы шли активнее. Ещё Алина попросила у меня диктофон, я отдала. Наконец спустились в подземный переход, что-то вроде выхода на Михайловскую улицу станции метро "Невский проспект", прошли в дверь, принятую мной сначала за ларёк. Это оказалась маленькая аудитория. Наш лектор объявил, что прочтёт нам лекцию о нетерпеливых персонажах русской литературы, упомянул, что мог бы и о "Бесах" пару слов сказать, но тут нужно изучать этот вопрос в нескольких ракурсах. Пожалела, что отдала Алине диктик, но у меня нашёлся другой, опять стала записывать лекцию. Неожиданно вошла Ольга Евгеньевна, спросила, сколько мы ещё будем тут сидеть, а то ей надо привести сюда школьников, чтобы те занимались русским языком. Я наклонилась к Ире и высказала своё удивление, что они с моей физичкой стали часто видеться. Она рассказала, что кто-то хочет переименовать Петербург в Аврору. Я спросила, что такое аврора, она сказала, что это цветок. Тогда я сказала, что пусть переименовывают, туркам ведь всё равно, главное, что они умеют стрелять и благодаря этому легко преодолевают большие расстояния на лошадях.

Ну ладно, филфак, турков и даже физичку легко объяснить, но Довлатов откуда?

@темы: Сны

11:33 

Мимими-2.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Сегодня снилось, как мы пили чай у меня на кухне. А потом ты мыл посуду, но не очень активно, потому что простыл слегка и боялся простудиться ещё больше. Ты предложил прошвырнуться по Сертолово, я пошла спросить разрешения у бабушки, но она спала и не проснулась, когда я её окликнула. Решила уйти с тобой фактически без её ведома.
А ещё четвёртый день я как бы не здесь. Может, и не четвёртый, но осмыслила только в четверг.

От смуты душа излечилась,
От ложных путей отреклась
И к прежней себе возвратилась.
Давнишнее чувство сейчас
В ней стало немыслимо ново,
Опять устремиться готова
Она вслед за тем...
Полно, эх!
Всё схлынет. Не стану я тою,
Кого соблазнили ладьёю.
Останусь разумной для всех.

Моё первое десятистишие.

@темы: Никодим, Сны, Творчество

10:05 

Досточтимый препод, идите в баню.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я в чём-то провинилась перед Н.А., пишу ему в личку письмо с извинениями. Он неожиданно отвечает в контакте, присылает какие-то две фотографии и даёт мне задания: во-первых, инсценировать некий рассказ, где Михаила Вениаминовича называют то Михаилом Имениновичем, то Именином Михайловичем, во-вторых, населить инсценировку героями некоего романа Тургенева, у которого совершенно незапоминаемое французское название, в-третьих, сделать несколько коллажей на ту же тему. Я в афиге. Проходит время. Наша кухня набивается студентками, я спрашиваю Асю, умеет ли она делать коллажи, она отвечает, что не умеет, сокрушаюсь, что придётся доставать ещё и сестру. Кто-то спрашивает, какая у меня сестра, отвечаю, что младшая. Затем - незнакомая квартира. Н.А. проводит экскурсию, рассказывает о некоем архитекторе Алексееве, который выстроил поместье Буниных и умер всё же в нищите. Я вижу большой удивительный колокол, язык которого выглядит как виноградная гроздь, причём колокол отлично звенит, никак не получается поставить его ровно и заставить не звенеть. Вдруг - наш дом в Пинеровке. Ищу Н.А., Уля советует, какие лучше надеть туфли, выхожу в этих туфлях на веранду, там папа, мама и бабушка, мама даёт задание папе истопить баню и как следует выпарить там Н.А., я в недоумении, зачем это и чем может кончиться.

@темы: Сны

светотьма

главная