• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Я (список заголовков)
20:38 

Семилеточное

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я всегда подсмеивалась над родными, когда они говорили мне, что я с мыслями об Имяреке просыпаюсь и засыпаю. Говорила, не может так быть, просыпаюсь-то я всё-таки обычно с мыслью "какой сегодня день и что вообще делать надо". А вот сегодня проснулась действительно с теми самыми мыслями. Отчётливо вспомнилось, как семь лет назад я узнала, что он учится на одном со мной факультете и можно даже видеться. Помню, как нашла его страницу со стихами и дневник, как зачитывалась всеми его текстами до очумения. Сколько выходных на это ухлопала, никто не знает. Это был мой светлый праздник. Помню, как ещё через пару месяцев решала одновременно две задачи: заводить ли страницу вконтакте и пытаться ли теснее общаться с ним. Тогда ещё я страдала по его предшественнику и ничего такого не подразумевала. А если и подразумевала, то в глубине души - ведь всё-таки чуть не влюбилась в него тогда, в мои 16, так почему не попытаться пообщаться с ним в 20? Насчёт странички в вк сокурсники убеждали: заведи, мол, про учёбу всё быстрее будешь узнавать. Завела в декабре 2010. А через несколько дней написала ему. Слово за слово, и всё вполне закономерно в конце марта следующего года привело к влюблённости, возможно, дремавшей во мне далеко-далеко, а возможно, возникшей на основе свежих впечатлений. До какой же степени я тогда, семь лет назад, была счастлива и до какой степени опустошена сейчас. Обычно после сочинения стихов становится легче, эмоции кристаллизуются в них и не терзают меня. А в последние месяцы всё только усложняется. После шести текстов никакого облегчения. А ведь может выйти ещё один текст. Вот я влипла-то! А скоро грянет другое семилетие. Если не свершится никакого чуда, а его не свершится, то в марте этой любви исполнится 7 лет. И тогда у всех будет полное право считать меня полоумной. Пока ещё нет, пока я ещё могу обижаться на такие предположения. Но скоро этого права у меня не будет.

@темы: Я

17:44 

Фиксация состояний

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Вчера, утро.
Мы с Машей и Таней сидим на издательской кухне. Чай допили, но потрындеть охота. Маша рассказывает, как гуляла по Дворцовой с друзьями, а саксофонист играл мелодию из "Эмануэль", причём последние ноты чудовищно плыли. Маша изображает очень смешной звук, не передаваемый на письме, что-то вроде у-и-ы. Таня вспоминает саксофониста, который играет у киосков на Просвете всего лишь две мелодии, так же отвратительно причём. Я тоже вспоминаю его, так как видела однажды. И тут выдаю:
- А мой приятель его чаще видит, когда ездит к маме. Говорит, что он третью мелодию выучил. Удивляется, как продавщицы из киоска его ещё не убили.
Таня тоже этому удивляется. А я обалдеваю от собственных слов. Хм, приятель. Это я по привычке. Всегда так называла его, говоря о нём с другими. Но теперь не то. А всё-таки когда говорила, почти верила, что действительно всё ещё приятель. А кто тогда? Никто? Он - никто? Нет, вряд ли. Формируется что-то вроде полустиший, что "о тебе никогда в прошедшем, о тебе всегда в настоящем". И вопрос без ответа, долго ли ещё я буду резать душу об осколки той хрупкой стеклянной статуэтки, которая была вдребезги расколочена.

Вчера, вечер.
Первый этаж какого-то здания, что-то вроде холла. Я в нём не одна, рядом молодой человек. Я узнала его, хотя голос стал чуть ниже и грубее. И вот он спрашивает у меня:
- Так мне вернуться?
- Да, да, непременно!- радостно отвечаю я, крича при этом изо всех сил.
Здание разваливается на части, уступая место моей квартире, а слово "Непременно!" звучит в моей голове, я ещё пытаюсь прокричать его вслед уходящему мимолётному сновидению, но где там? За несколько секунд осмысляю, что никто не вернётся, что встречи не было. Перед тем, как мне провалиться в сон всерьёз и надолго, охватывает досада не то на себя, не то на сон, не то на собеседника, не то на всю ситуацию сразу.

Сегодня, день.
Несколько раз то впадаю в бессилие и отчаяние, то пытаюсь вытащить себя за уши из этого болота. И вдруг вспоминается Крым.
Тоже суббота, тоже девятое число, только сентябрь. Мы только-только приехали в Сосняк, под Ялту, и вселились в домик. Родители закрыли меня на ключ и поехали в магазин. Их долго не было. Не хотелось ни читать, ни слушать музыку. Думала. Вспоминала один день в январе, особенно отчётливо - некоторые его моменты. Не хотелось верить, что совсем-совсем не любит. И вдруг я проговорила в пустоту комнаты, что не буду плыть по течению, как в тот день, что, если представится случай, сама стану рекой. Как это я вымолвила и что подразумевала, сама не могу вполне уразуметь.
И вот ровно через три месяца я совсем не река. Я заваленный огромными камнями ручей, так заваленный, что и течь он не может.

Если колокол мой упадёт с вершин, схороните его в земле. (с) Мельница.

@темы: Я, Сны

19:39 

Обмани, но останься

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ровно месяц с того момента, как виделись в живую. Нужно перестать отмерять, потому что теперь если не перестану, то придётся отмерять вечно.
Последнее недоумение, которое и недоумением-то не было, прояснено. И вот теперь в душе смыкаются свет и тьма.

Снился он такой отчётливый, неэфемерный, реальный. Будто он приходит на мою работу, мы вместе идём по лестнице ко мне в кабинет. Проводим там какое-то время. Стараемся не шуметь, но Таня из своего кабинета спрашивает: "Кто это был?" Он тихонько извиняется за свою нелюбовь, слегка приобнимает и рассказывает какой-то неприличный анекдот, который в тему нашего разговора и поэтому звучит тоже трогательно. Я провожаю его до выхода, когда дверь закрывается за ним, неожиданно начинает звучать песня Виагры "Обмани, но останься". Поворачиваюсь к лестнице - и вижу, что по ней нельзя ходить, она ремонтируется. Да и всё время она на ремонте, а как мы вместе проходили по ней и не видели примет ремонта, загадка.

А та лестница на самом деле в ремонте уже которую неделю. И песня "Обмани, но останься" с некоторых пор постоянно у меня в телефоне, и я часто её слушаю. Недавно врубила её из колонок компа, хотя бабушка лютой ненавистью эту песню ненавидит. А я и раньше-то песню прекрасно понимала, а теперь тем более.

Он мыслит верно. Иногда хирургу приходится отрезать человеку руку, чтобы заражение не перекинулось на всё тело, чтобы он был жив. А что человек будет делать без руки, найдёт ли протез, сыграет ли когда-то на фортепиано, это не дело хирурга, эти вопросы человек должен решать сам. Я примерно в таком же положении. Но как может быть одновременно больно и светло? Что это за море эмоций, избыть которое не помогают даже стихи? Как не любить его? Я не знаю. И это, и это надо испытать.

@темы: Я, Сны

20:29 

Отсчёты

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Если измерять в днях,, сегодня двадцать восемь дней с момента последней встречи. Почти так же тесно было в кабинете, как тогда, и применила те же духи, которые тогда применила. Теперь и они носят в себе те воспоминания и то ожидание, в котором провела весь день. Вот только лекций в универе не состоялось.
Если измерять в стихах, то с момента встречи недавно сочинила четвёртое стихотворение, то есть каждую неделю сочиняю текст, такая плодовитость мне была свойственна разве что в детстве. За стихи меня уже слегка поклёвывают - за навязчивость, за чрезмерность эмоций. Нет таких слов, которые могли бы их выразить в полной мере.
Если измерять в чувствомыслях, музыкокнигах и всём таком, что известно одной мне, то протекло много и много. И всё сводится к одному: я так и не могу понять, смирилась я или нет.

@темы: Я

20:21 

Осень 2017

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Скоро кончится осень 2017. Как радужно она начиналась. В её первый день я простилась с коллегами перед поездкой в Крым. Потом было море впечатлений далеко от Петербурга, и я была убеждена, что позитива мне хватит до следующей осени. Как полюбила Крым, его море, его воздух, его антибудничность. Вернулась с иррациональными надеждами. Что же дальше-то будет? Почему-то твёрдо была уверена, что теперь-то всё станет светло. А вот нет же. Чуть не надломившая меня весть прилетела ко мне всё из того же Крыма, и я охладела к нему. И вот теперь в последний день осени сижу в великой тоске. Да, она пробирается ко мне вопреки всем рабочим завалам. Никогда ещё мне не приходилось тосковать по нашим диалогам, а если и приходилось, то очень давно. Да, и с этим надо мириться. Я перечитала кучу мимимишных статусов о том, что жизнь сводит с нужными людьми и разводит с ненужными, про исчезновение чувства, которое подпитывается только памятью, про вот это всё правильное и умное. Но что, если память - океан? что, если одна из форм имени омонимична суффиксу и мелькает передо мной из каждой книги, песни, мимолётного разговора? Что, если коллега вдруг начинает петь песни Псоя Короленко, а я не могу не подпеть, потому что слушала их в Крыму, на пляже под Ялтой? Что, если я вновь и вновь об этом рифмую! Я не знаю, любить мне эту осень или нет, но я не хочу отпускать её. 1 декабря мне будет тяжелее, чем в любой день после 7 ноября.
Сулейман! Всё ведь по-прежнему! Если действительно переменишься, как у меня сказано в последнем тексте, то я всё там же!

@темы: Я

18:26 

А крылья-то отсутствуют!

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Жизнь как-то движется. Особо нет времени на рефлексии, так как на работе завалы один за другим. Но если оно появляется, то хоть туши свет. То на концерте Мельницы перемкнуло (и не могло не перемкнуть, так как все мельничные песни после 2012 года просто пропитаны им и моими чувствами к нему), то в университете через два дня, то сегодня. В понедельник я снова приехала на филфак - в день последней встречи я тоже приезжала на филфак, и тоже с мамой, и тоже на Русскую литературу, в аудиторию 188. В ней в прежние годы или ждала встреч, или переживала моменты встреч, или приходила в неё, счастливая после встречи. И вот опять эта аудитория с её неповторимой атмосферой, и Пётр Евгеньевич Бухаркин, и Н.А., всех их он знал, с ним не раз говорила о них. Вот что-то говорит Н.А., одни только интонации которого вызывали раньше во мне те ещё вихри, а я ничего почти не ощущаю. Что-то коротко ожгло душу, и всё. Это меня и тревожит. Я раньше могла увлечься на пять минут или пять недель, хотя и считала это чем-то вроде измены, а теперь у меня как отрезало. У меня нет ни перед ним, ни перед кем-то другим никаких обязательств, хоть сейчас ищи приключений или чего там ещё. А почему ощущения, что это что-то, похожее на обязательство, вдруг возросло? Я залетела в клетку и жила там себе, а теперь и клетку мне открыли, и вытряхнули из неё, чтобы яснее поняла, чего от меня ждут, да только крылья мне отбили. Не могу взлететь. Так и осталась на полу, хотя и нет никого, и клетку пустую унесли подальше. Мыслю ясно и чётко. Приходится, когда на работе усложнились задачи. Но чувствую неполноту, отсутствие чего-то важного. Кажется, Александр Герцен подарил Аполинарии Сусловой фотографию с надписью: "С одним рассудком люди недалеко бы ушли". И вот я понять не могу, смогу ли я когда-то пойти далеко.

@темы: Я

18:16 

Пикник. Личное. Рефлексия.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
А ведь сегодня ровно месяц с того момента, как он принял решение исчезнуть. Как-то даже не заметила этот месяц. Конечно, первые несколько часов были самыми нелёгкими. Как всегда, хотела держать марку перед всеми, не говорить ни одному человеку. Как всегда, не смогла так, потому что громко колотящееся сердце и взрыв эмоций не давали заснуть, и надо же было попросить бабушку вкатить мне "коктейль Молотова" (это когда карвалол и валерьянку смешивают). Обычно вырубает меня почти влёт, а тогда горючая смесь помогла не сразу. Дальше пошли дни за днями. Первые четыре - самые отвратительные. Чуть не рехнулась, правда. Всё время звучало во мне: "надломил! Надломил! Надломи-и-ил!" Сочинила текст, стало чуточку легче. Хотя кидало от одной эмоции к другой. И больше всего было неверия, неверия в то, что всё повернулось так, что ничего, совсем ничего больше не будет. Не могла я допустить такого, не могла. Вся прошлая неделя прошла под знаком отсрочки финала, который и так уже известен. И это мне было остро необходимо. Чувство надломленности прошло, стало легче. Ведь когда надломишь ноготь, легче отломить его совсем, чем если цепляться им за всё. Чувство неверие в существующий факт тоже как-то сгладилось.
Теперь впустила в свою душу последний альбом Пикника. Не выходило раньше, не могла любимые песни выбрать. Теперь-то всё ясно. "Лихие пришли времена". Чем не лихие? На поверхности-то ничего не случилось, ну нет у меня одного собеседника на просторах инета, что поделать, можно замену найти. А вот нет же, не отгородиться этой некачественной маской от истины. Вот примерно про то же:
Капитаны пьют вино,
Корабли идут на дно –
Всё хорошо, всё хорошо.
Вот я держу марку, пью в будни чай, в праздники сок, хохмлю с коллегами. А корабль-то в это время идёт ко дну, и надо делать вид, что не замечаешь этого. Всё ведь хорошо...
А на той неделе и во время встречи, и при последующем последнем диалоге вертелось в уме:
Ты взял новое имя,
Но прежнее помнит тебя.
И бежит за тобой, спотыкаясь, по звонкому следу,
Отраженное в тысяча тысяч зеркал.
Ничего не бывает последним.
И эта последняя строка меня подкрепляет. И именно её я подразумевала, рекомендуя не зарекаться. Завтра начинать новый день, работать, решать проблемы. Осталось только подождать концерта Мельницы, единственного планируемого события, которое не сорвалось и не превратилось в разочарование.

@темы: Я

19:21 

Застрелили.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Вчера у меня особо не было времени ни рефлексировать, ни на сокровища свои взглянуть, почти весь день провела в колотильне. Разве что слушала запись концерта Пикника, проходившего в день нашей встречи, и зацепило, что при исполнении песни "Лихие пришли времена" Шклярский демонически хохотал, даже несколько не в меру демонически, хотя какая тут может быть мера. Казалось, что я вроде начала отходить. Я и хохмила ненатужно, и почти по-прежнему что-то неясное ощущала, передавая коллеге железяки для правки. А сегодня видела моего любимого во сне. Сначала будто узнаю, что он умер, потом - что его кто-то застрелил, убил единственной пулей. И я советуюсь с Соплеменницей, говорить ли про это бабушке, и при этом мне очень плохо, я физически ощущаю его отсутствие. И ещё снилось, что я выложила всю правду-матку Галине Алексеевне, она очень обрадовалась, а я не поняла причину. И опять моё равновесие, и без того ненадёжное, основательно поколеблено. Непременно хотелось убедиться, что с ним всё в порядке. По примете, сон-то благоприятный, долго жить будет, но всё равно было неловко и неприятно. Полностью дочитала оставшуюся часть "Леди макбет Маркелова переулка", несмотря на то что это была целая книга +38 страниц, чтобы его имя не встречать хотя бы завтра. Я поняла, что отпускать надо не его самого - как отпускать того, с кем никогда вместе не входили в метро, не стояли на мосту, не гоняли чаи ни на чьей кухне, а машина, в которой довелось однажды вместе ехать, уже продана. Отпускать надо мою любовь к нему, но я уже не различаю, где я, а где она. Если когда-нибудь удастся мне нащупать линию раздела, тогда, может быть, и то не сразу, и то не уверена, что смогу с ней проститься.

@темы: Я, Сны

20:02 

Закидонствуем-с!

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Почему-то всегда так выходило, что тоска по нему накрывала меня при выходе из родительского подъезда. Вот и вчера так было. Посидели все вместе, отметили вкусным ужином и крымским вином день рождения папы. Несколько нервничала Уля, и традиционного трёпа с ней у меня не было, впрочем, я и не готова была на это. А вот вышла в сопровождении бабушки из подъезда - и опять накрыло. Меня он вытеснил из своей реальности из самых благих намерений, по его мерке, разумеется, не по моей. Ждёт, что я так же вытесню его. Но я пока не решаюсь так поступить. Его поступок должен восприниматься мною как замечательный исход, а воспринимается если не как несчастье, то близко к тому. Он хотел дать мне освобождение, вполне искренне в это веря, но я теперь словно в колодках. И этот бессмысленный вопрос, как же я буду теперь. Умом знаю, как: буду следовать своему рабочему и учебному расписанию, глядишь, перекантуюсь. А в эмоциональном смысле - ох, не знаю. Сейчас внутри чёрная дыра. Впрочем, иногда кажется, что это не дыра, а огромная гиря. Та самая гиря, которую он же в один апрельский понедельник пять лет назад забрал у меня, а теперь вернул. И если в апреле 2012 года я называла ту гирю семипудовой, теперь, в ноябре 2017 года, она, кажется, вернулась ко мне заметно потяжелевшей. Пока я могу думать: ничего, виделись на этой неделе; затем можно думать про "этот месяц" и "этот год", 1 января у меня душа будет не на месте. Надо как-то выбраться из мерлехлюндии, "Колесо" не ждёт, и дырка-гирька не ждёт, дань свою требует в виде моих нервишек. Кто кого, пока не знаю. Знаю твёрдо только одно: никому из семьи, даже сестре, ничего про 7.11.2017 рассказывать не стану. Просто чтобы не учили, не жалели и не костерили.

@темы: Я

08:59 

Одно стихотворение и много мыслей.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
За давностью лет не могу уже вспомнить, кто тогда замещал Светлану Александровну на уроке литературы. То ли Маргарита Михайловна, то ли ещё кто. Но она читала нам вслух стихи Марины Цветаевой. И среди прочего:

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче - всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Все жаворонки нынче - вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"

И слезы ей - вода, и кровь -
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха - Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая...
И стон стоит вдоль всей земли:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

Вчера еще - в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала - копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою - немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

Спрошу я стул, спрошу кровать:
"За что, за что терплю и бедствую?"
"Отцеловал - колесовать:
Другую целовать",- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе - я сделала?

Всё ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само - что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое...
- За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!
14 июня 1920

Кто-то из нас спросил, сколько тогда Цветаевой было лет. Учительница сказала, что 28. Девятнадцатилетнюю меня текст поразил своим эмоциональным накалом, а общего смысла тогда не поняла. И ещё подумала, что 28 - это так много. Сейчас сверила дату рождения Цветаевой. Не 28 ей было в июне 1920, а 27. Как сейчас мне. Ну вот и поняла теперь этот текст, до последнего слова. Разве что в ногах у меня никто не лежал и до птиц не сидел, но это уже изменчивые реалии. Теперь даже последние две строки хорошо поняла. Раньше не понимала: ну тебя заставили так страдать, чего извиняешься? А вот сама готова извиниться, потому что от чувства какой-то метафизической вины перед ним как-то не по себе всё это время. Но ни мои извинения, ни мимимишный подарок, приготовленный ещё до всех моих недомыслий, не будут приняты. Так что я опять кричу в колодец. Это в детстве я так любила развлекаться - кричала в колодезную трубу во дворе, а эхо отражалось от стенок железной трубы и от того, что там, в глубине. И всё. Вот и теперь так. Задавалась перед днём рождения одним вопросом: что мне даст двадцатисемилетие? А оно дало мне полный развал. Эта проклятущая осень началась со светлой поездки в Крым, а теперь отнимает у меня всё, без чего я несколько лет не мыслила жизни. Вот в любой момент я могу потерять свою Светотьму, именно сейчас, когда она мне так нужна. А до этого меня из своей реальности выкинул человек, примеру которого я следовала, заводя этот дневник. Долго не решалась завести, тушевалась при неудачах с регистрацией, наконец взяла себя в руки и попросила сестру мне помочь. Хотя у меня было мало пч и избранных, я как-то не стремилась ими обзаводиться, радовалась комментам на мои посты, охотно поддерживала дискуссии. Я любила и люблю свой дневничок. В последние месяцы охладевала к нему, не было причин писать. Вот они появились - и здрасьте пожалуйста. Я, конечно, заказала архив, но будет ли с другим дневником так же легко, как с этим? И будет ли он, другой, вообще? Наверное, всё-таки будет. Но как-то тяжело от осознания, что не буду заглядывать на этот сайт.
А стихотворение Марины Ивановны прочту на ближайшем конкурсе чтецов в феврале, как и стихи Багрицкого про солдата и четыре ветра. Разумеется, если не передумаю. Смогу ли рассказать об этом здесь или где-то вообще, вопрос.

@темы: Я, Стихи (не мои)

20:14 

Моё слово.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Моё слово не может ничего. Ни повернуть время вспять, ни изменить твоё отношение ко мне, ни возродить из пепла сожжённый мост, ни облегчить моё состояние. И всё-таки я не могу не говорить. Хорошо, пусть так всё закончилось, и это не переменится. Если я стану кандидатом всех сразу наук, перевоплощусь в модель, побываю в Марианской впадине и вообще натворю всякого, всё так и останется. И если пошлю всех на фиг и закроюсь в квартире лет на...цать, всё так и останется. Каждый поступил, как считал нужным, всё логично и хорошо по мерке моей сестры. Меня называют сильной и умной, говорят, что я всё выдержу, переболею и что там ещё говорится в таких случаях. Только почему так фигово-то, а? Почему такое ощущение собственного бессилия и неполноты какой-то? У тебя своя правда, у меня своя. Я думала, можно сколь угодно долго простоять на границе между ними. Снесло меня с этой границы, а ты с неё сам ушёл. Но как ты следуешь своей правде, колючей и холодной, как февральский снег, так и я буду следовать своей. Через восемь дней после последнего нашего разговора, а также на следующей день после того, как моей любви стукнуло 6 лет и 7 месяцев, мы сидели с Ирой в кафе, трепались о том о сём, и я сказала Ире, что чувствую в образе лирического героя Лермонтова какую-то темноту, но что вопреки этому меня к нему магнитит. И если бы я говорила только о Лермонтове… Я всегда ощущала, что мы говорим с тобой на разных языках, просто не хотела замечать, гведь всё-таки временами удавалось говорить на одном. И что ты не всегда мне верил, тоже смущало, но думала, что когда-то поверишь. Теперь всё это должно потерять своё значение, но оно отчего-то возрастает. Я когда-нибудь переменюсь настолько, что всё это станет светлым (или не очень) воспоминанием, эта невероятная смесь боли и недоумения, которая постоянно сопровождает меня в течение последних двух с лишним недель, исчезнет. Но напрасно мама будет ждать, что я посмеюсь над чувствами к тебе. Я не смеюсь над своими влюблённостями, которые я переживала в семи- восьмилетнем возрасте, что уж говорить об этой истории.

@темы: Я

15:25 

Ниточки.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Это началось ещё с детства. Я скучала по сестре и вдруг включила программу "Здоровье", а там шла речь про девочку Ульяну, у которой проблемы с почками. И вроде она старше моей сестры, и моя сестра здоровее неё, но ведь из телевизора я слышу голос Ули. Пусть не той, но всё-таки - Ульяны! Через какое-то время я услышала по телевизору, как представляли участника передачи, какого-то Максима, и безмерно обрадовалась, так как тогда очень скучала по своему любимому с таким именем. И радовалась, когда видела подписанную им закладку в учебнике, будь у меня побольше смелости, стащила бы её тишком и хранила бы в парте. Так и закрутилось. Чем дороже и чем недоступнее для меня был человек, тем тщательнее я собирала такие вот "ниточки", а иные из них мне даже собирать не надо было, их подкидывала сама жизнь или даже тот самый человек, к которому они вели. И вот теперь в отношении одного человека я обросла этими "ниточками" с ног до головы. Его отсутствие мне заменяют то вон те серьги, которые он видел на мне, и ещё те, и вон ещё бусы; то станция метро, у которой однажды тепло простились; то родной факультет; то сам Васильевский остров; то книги, где встретила любимое имя; то песни, под которые в памяти встаёт его образ, неважно, скачанные мной лично или присланные мне кем-то; то... Да чего-чего ещё нет. И всякая моя неосторожная мысль тянет то за одну, то за другую ниточку. А они мне: отсеки, удали, выкини. Васильевский остров как я вам выкину? И драгоценности тоже повыкидывать? А может, вообще укатить в африку? Но в любом случае даже в африканском путешествии при мне останется цепочка с крестиком, которая со мной неизменно с 12 лет, следовательно, свидетельница всех без исключения встреч. Ниточки переплелись и стали огромной и одновременно тесной сетью, откликающейся на всякое моё движение. Из ситуации мог бы быть один выход: другая личность, которая могла бы отменить эти ассоциации. Только так и никак по-другому. Никто, включая меня саму, мне помочь сейчас не может. А горлу-то в сетке тесно, ох, теснёхонько...

@темы: Я

19:44 

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Ах, "Красное колесо"! Как я благодарна этому роману. Мне легче с теми несколькими персонажами, которых я отобрала для исследования, чем с теми, кто меня окружает. Ольда... Вера... Ксения... Зинаида... Я хочу к ним. Я просто хочу к ним. В начале каждого дня у меня теперь мой самый любимый миг - от пробуждения и пока не вспомню, что происходит. В этот миг мне кажется, что всё это мне померещилось. А потом вспоминаю, что не померещилось. И опять держать марку, читать книжки... Прятать то боль, то лёгкое безразличие к самой себе, то неожиданно полившиеся из глаз слёзы, то ещё что-то такого же порядка. Это как если бы я всю жизнь смотрела двумя глазами, и тут мне из самых благих намерений залепляют ресницы медицинским пластырем на одном глазу, чтобы тот ничего не видел, и рекомендуют самостоятельно залепить также ресницы на другом. А ещё "Осенний калейдоскоп" был перенесён на 19 ноября, день рождения мамы, к тому же в василеостровский дом молодёжи. Мне при таких обстоятельствах туда соваться не следует. Одно к одному, добило. Возобновившийся было восторг по поводу намечающейся презентации как ветром сдуло. Я будто надломилась, ничего не хочу, кроме копаний в тексте "Колеса". Дорого бы я дала, чтобы не делать того, что делала на прошлой неделе и за что теперь расплачиваюсь.

@темы: Я

18:22 

Послекрымье

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Отработала 4 недели. Первое, что сделала, вернувшись в кабинет,- откачала давно никем не поливаемые цветы. По крайней мере так они выглядели. За эти несколько недель случились важные события. Во-первых, поначалу меня часто отпускали домой с корректурами. Во-вторых, нам выплатили зарплату и купили новый холодильник, который мы торжественно обмыли в ближайшую пятницу. В-третьих, фортепианнную нудятину я читать закончила, её заменил альманах "История и личность", а в нём роман про ведьм и инквизицию. Читатель во мне вполне счастлив, редактор же матерится на чём свет стоит, поменялись, что называется, ролями. А в-четвёртых, на этой неделе у меня гостила Стэф, приехала ненадолго и привезла мне подарок из Курска.
В университете занятия начнутся через несколько недель. Продлили аспирантское удостоверение, я получила от Александра Олеговича его книгу в подарок. По всем этим делам посылала бабушку, сама в университете не была.
Активничать буду в ближайшее время. Что-то наклёвывается с презентацией книги, но пока слишком мало конкретики. 11 ноября опять пойду на "Осенний калейдоскоп" в дк, а 18 ноября рванём с мамой на концерт Мельницы.
Вчера ходили с бабушкой на вечер романса в сертоловскую школу. Всё довольно мило, разве что романсы 20 века не сильно впечатляют.
Всё путём.

@темы: Универское, Работа, Я

11:00 

Чего жду.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Когда Мозгоклюй предрёк мне тьму несчастий, а я ещё накрутила себя и предположила, что меня ждёт смерть, я загадала так: надо перед финалом своей жизни непременно написать магистерскую о Лизе Тушиной, перечитать "Красное колесо" и увидеть Крым, а там хоть трава не расти. Помирать давно раздумала, но магистерскую всё же написала, "Колесо" перечитываю в четвёртый раз и уже замахнулась на исследование, а вот теперь предстоит увидеть Крым. В лучшем случае увижу его послезавтра, если нигде не застрянем по дороге.
Что до личного, то после того кошмара о нём он во сне почти не приходил, да и общались редко. Вот явился на днях, промелькнул и исчез, а Катя Полозова, благодаря увольнению которой я сейчас работаю в издательстве, сказала мне, что в его творчестве есть отсылки к Пушкину и что она будет вести в отношении него (не Пушкина, конечно) какое-то расследование, а я в ответ на это заявляю ей, что "хочу мимими".
Мимими - это вряд ли, а вот предпринимаю очередную попытку сменить душу, сменив небо. Едва мне стукнуло 27, почти всё время пребываю в каком-то вывихнутом состоянии, надеюсь, Крым поможет просветлеть, понять что-то важное, может, изменит хоть как-то исходную ситуацию, может, снизойдёт на меня какое-то озарение, пойму, что делать. В телефоне - много любовных романов, в плейере - моя любимая музыка и русскоязычная часть из его вконтактовского плейлиста. Хочу новых стихов и новых чувств, света и радости, романтики вот не предвидится никакой, но хоть море, другой воздух, упомянутый в "Красном колесе" Ливадийский дворец и литературные достопримечательности, на которые указала маме. Пусть всё будет так, и никак по-другому.

@темы: Я, Никодим

17:50 

И ещё один отпуска кусок.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
А вторая часть отпуска прошла менее интенсивно. Единственными моими выходами в свет были походы в поликлинику, после которых стало ясно, что здоровье у меня начинает прихрамывать. Ну, в солнечные дни выходили гулять. А так - почти всё время проводила за деланием карточек, разбавляя интернетными развлекухами. Также пришлось лечить спину, которую слегка замкнуло после Зелёной рощи. Работа шла неравномерно: то семь глав в день, то полторы. Продвинулась я всё же довольно основательно, если не заторможу в очередной раз, скоро закончу первый узел. С какой же я радостью покидала издательство почти три недели назад! Едва ли не с большей радостью завтра туда вернусь. Так не будут грузить, как перед отпуском, да и эта рабочая неделя будет короткой. А на днях приснились цветы, стоящие на моём окне в кабинете, и как я проверяла, политы ли они. Завтра разберусь с ними сразу же по приходе в кабинет.

@темы: Я, София Парнок, Сны

14:44 

И ещё неделька мелькнула.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
В рабочем смысле неделька стандартнее некуда. Разве что выяснилось, что я неправильно разгибаю матрицы, так что Елена Николаевна попросила Володю за мной проследить и потом ещё проверить. А так потихоньку "гоголю", то есть читаю Гоголя, хохмлю с коллегами, почитываю то научную литературу, то исторические романчики Павлищевой, последний факт особо не афиширую. На книжном салоне выставили книгу под названием "Две стороны листа", это огромная книжища весом 16 кг и высотой 1 метр, с кожаной обложкой. Её презентовали позавчера. Там 11 моих стихотворений. Я на презентацию пойти не могла, да и не сильно хотела, если честно. Бабушка, не зная, что это за книга, хотела купить мне её на день рождения. Увидев размеры издания, она ограничилась просмотром моих стихов, выслушала много хвалебных слов в мой адрес и поспешила ко мне. В надежде застать ещё кого-то у книги и подарить мою книжку, мы уже вместе метнулись в салон. Но у книги уже никого не было. Постояли рядом и пошли восвояси. Вчера страдала фигнёй и принимала поздравления, хотя планировала заниматься составлением карточек к "Красному колесу", во второй половине дня сидели всей семьёй на участке. Наконец родители приготовили шашлык, к нему картошка фри, к чаю вафельный тортик, всё отменное. Купила себе ещё два диссера на диссеркате. Потом ещё посмотрела телик. Сегодня дополучаю поздравления и опять не делаю ничего важного. Любимое мороженое в магазине почему-то отсутствует, эх. Завтра ещё попью чаю с коллегами.
Двадцать семь. Не верится всё-таки.

@темы: Впечатление, Я

14:34 

А деньки всё мелькают.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Вроде кипиш каждый день, а событий будто бы и не так много, как раньше. На работе всё чаще приходится ходить в колотильню, хорошо хоть нет сильных порезов. А в кабинетном компе у меня книга Гоголя, "Тарас Бульба" чрезмерно воздействует на мои эмоции. Войну с файнридерными книжками вроде как закончила, с одной не всё благополучно, ну да не знаю, что тут поделать. В среду сходила в универ, сделала доклад. Мне дали несколько вполне разумных рекомендаций, с которыми и Александр Олегович согласился, считаю возможным им последовать. Да и литературу надо читать. Так и закончился учебный год, которого я практически не заметила. Следующий семестр начнётся вроде как в октябре. У сестры днюха была вчера, но, по-видимому, отмечать будем сегодня. Для меня завтра начнётся "предпраздничная" неделя, хотя я не то чтобы жду чего-то особенного от дня рождения. Разве что через два дня буду впервые отмечать праздник с коллегами. Что из всего этого выйдет, поглядим.

@темы: Я, Универское, Работа

21:45 

Самоанализ.

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Пока сдавала экзамены, сил не было на эмоции. Всё уходило в немецкий да философию. Сил тогда не было даже просто привести мысли в порядок. После экзаменов прошло несколько дней, и всё отодвинутое начало нарастать, нарастать, нарастать. А тут ещё поразительные сны, то вроде мелькнул он в каком-то кабинете, где ещё и Олег Николаевич присутствовал, а я так до конца и не знаю, действительно ли он или мне померещилось, приняла за него кого-то другого. То будто звонит мне и назначает мне встречу недалеко от моего дома в восемь вечера, и на эту встречу отводит всего 10 минут, а бабушка бубнит, что он в очередной раз обманет. И что-то так тяжело мне стало, так обидно невесть почему, что я задумала своё последнее стихотворение, восемь строк из которого родились в один момент и почти не претерпели изменений, а остальные придумывала потом. Кажется, в этом тексте вся моя парадоксальность чёртова выплеснулась. Чувства мои к нему всё те же, но безотчётная боль и почти необъяснимый страх к ним примешались и здорово будоражат.
А тут ещё на работе сделали мне подарочек: поручили повести Гоголя готовить к изданию. Первая - "Тарас Бульба". Хорошо помню, какое впечатление она произвела на меня, подростка лет, кажется, четырнадцати. Помню, как обсуждали эту повесть с Костей, это было в светлое время нашей взаимной любви. Помню, как Тарас и Остап не вызывали никакой симпатии, как оправдывала Андрия и порой даже считала его одним из самых близких мне литературных героев. Ещё жаль было его маму. И вот прочитываю строчку за строчкой и словно встречаюсь с собой прежней, присутствие того подростка, каким я была, очень остро ощущается. И самое поразительное, что мой взгляд на повесть, кажется, мало изменился. В отношении Тараса и Остапа я чуть смягчилась, но не более.
Так что эмоциональный коктейль выходит довольно пряный. И, видимо, придётся до дна выпить отмеренную мне дозу этого коктейля. И вот так я постепенно подползаю к двадцатисемилетию. Рубежный возраст для Лермонтова и Солженицына. Что принесёт он мне?

@темы: Я, Сны, Никодим

17:35 

lock Доступ к записи ограничен

— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

светотьма

главная