— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Я в школе, участвую в грандиозном спектакле в честь какого-то праздника. Стэф тоже приехала. Фоткаюсь с ней и её подругой Аней. Стэф читает мне свои стихи о том, как лирическая героиня сидит в глубокой яме на глубине 500 метров от земли, не может выбраться из ямы, ибо стенки разрушены или слишком ненадёжны, и вот она сидит и держится за нитки, переплетённые в несколько крестов. Я в недоумении. Тут же Василий Петрович, бывший директор, рассказывает, как работал в соседней с нами школе Петершуле, что дочери Путина там учились, но его, Василия Петровича, дочь не могла быть их одноклассницей, потому что старше их на несколько лет. Репетиции проходят сумбурно и нескладно, в конце всё огромное количество участников становится чут ли не за сценой в колонну, держится за огромное полотнище типа занавеса или шторы и бежит по кругу с громким топаньем, тем самым изображая партизанский отряд. Во время перерыва выхожу со Стэф далеко-далеко за кулисы, спрашиваю, что за стихи и чем навеяны, она меня обнимает, плачет у меня на плече, но ничего не рассказывает. Возвращаемся на сцену, но там нет никого. Выходим из актового зала в переход, доходим до спортивного зала, и вдруг с противоположного конца перехода незнакомый женский голос зовёт меня по имени. Я боюсь, мне кажется, что это тётя Маша, которая умерла. Стэф успокаивает: "Не бойся, это моя мама". В итоге оказывается, что это всё та же Аня. Поговорив с ней чуть-чуть, идём обратно, Стэф рассказывает, что прожила четыре года в общежитии с этой Аней и ещё двумя девочками, одну зовут Саша, у другой звучная фамилия со слогом "лер". Их времяпрепровождение сводилось к распитию спиртного по ночам, рассказыванию друг другу причудливых фантазий, навеянных опьянением, и развеиванию этих фантазий наутро на трезвую голову. Я спрашиваю, неужели непременно надо пить. Она утверждает, что надо. Я рассказываю, как в 2015 году пыталась пить и вино, и шампанское, но мне не понравилось, было очень кисло, поэтому я с гораздо большей радостью пью фруктовый сок, но охотно попробовала бы турецкое вино. Мы опять входим в актовый зал, но идём не на сцену, а к самому последнему ряду. Там уже сидит бабушка. Садимся рядом. Стэф тут же берёт телефон, заходит в контакт и приглашает меня в какое-то сообщество, но бабушка говорит ей, что я не смогу принять приглашение.

@темы: Сны