— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Сегодняшний день, плавно перешедший в вечер. Отличный ужин у родителей. Баранья нога с прованскими травами, варёная картошка, салат, грибы, мамин медовик к чаю. А ещё - глинтвейн. Я давно хотела попробовать. Пили за "восьмую марту". Отец рассказал, дескать, одновременно восемь девушек с именем Марта выходили замуж, но их господин решил со всеми восемью воспользоваться правом первой ночи. Семь раз ему это удалось, а восьмая Марта сбежала. Вот в честь этой восьмой марты праздник восьмого марта. Даже если неправда, эта версия меня потешила, я первая сказала, что надо выпить за восьмую Марту. Сестра, правда, хмыкнула, что за проституток мы ещё не пили. С какой стати? Пофиг. Я осторожно пила глинтвейн мелкими глотками, то радуясь вкусу специй, то огорчаясь, всё-таки ощущая кислость вина. Смешанные чувства, но в целом скорее симпатизировала этому напитку, чем нет.
Смешанные чувства не только от глинтвейна. Есть кое-что, параллельное ему. Я не знаю, что сейчас во мне происходит. Если раньше внутри складывался какой-то нарратив, то теперь какой-то глухой стон или гул, нечто, для чего не находится слов. Нет того, чего бы я не выразила, что бы я ни сказала сейчас, нового не будет ничего. Красноречивое молчание тоже не помогает. И носить это в себе нелегко. Я назвала бы это тоской, но это чуть светлее. Эмоциональный взлёт? Тогда почему так хочется... А кстати, даже этого сформулировать не могу, чего я хочу в настоящий момент. Ясно одно: что бы я ни делала, комфортно мне не будет, сколько бы музыки не закинула в свой телефон, сколько бы ни трындели с ним, сколько бы не перечитывала собственные стихи, не общалась о личном с сестрой, не пыталась смолчать про всё, не старалась погрузиться в текущие проблемы или в не особо любимые книги. Ключ, ключ бы мне от этого замка. Отомкнуть - и дать всему этому выход, чтобы не томило так, не жгло.

@темы: Никодим, Впечатление