— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Меня штормило нехило. Самое тяжёлое - не могла сконцентрироваться на диссертации. Не выходило отключить все посторонние моменты и совсем уйти в "Колесо", а ведь иногда я так могла делать. В итоге я пришла к выводу, что деградирую, что диссер написать не смогу, зря в аспирантуру метнулась и свалю-ка я оттуда. Сначала думала об этом молча, затем в понедельник утром сыграла в слёзный фонтан и попыталась втолковать бабушке, какая я бесталанная. Бабушка, а потом и мама просили не пороть горячку. Ладно, не буду. Тем более, что ради временного комфорта и права ни фига не делать я совершу Предательство. Обмен сомнительный. Но я не сказала маме и бабушке главного. Мне показалось, что уходить с филфака надо не только из-за "Колеса", но и из-за того, что каждый визит туда - это гроздь встреч, рождающих личные ассоциации, и каждый раз я выхожу с филфака более подавленной, чем вхожу. Учёба перестала быть щитом, помогавшим оттеснить проблемы. А если так, зачем она? К вечеру, впрочем, мне стало стыдно за эти мысли. Может быть, всё ещё получится с диссером. На следующий день всё было ровно и буднично, позавчера тоже. Только грустно было, хотя у меня интересная книга. Воодушевилась позавчера после работы, планировала на вчера сверку и приближение к финалу читаемого романа. А тут температура и дикая головная боль. Вот и пришлось вызывать врача, оформлять больничный и проводить весь день в полупрострации. И это я ещё легко отделалась, потому что сегодня в более или менее сносном состоянии пытаюсь разузнавать про Солженицынскую "Кочетовку" для педпрактики.
А ещё скоро у меня будет тяжёлый разговор дома, но это уже другая история.

@темы: Лихие пришли времена