— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
Не помогло.
Было всё: "Кофе и вафли" с вкуснейшими вафлями, насквозь пропитанное уютом, настолько, что не хотелось оттуда уходить; болтовня на мыслимые и немыслимые темы; хохмы в рифму и без рифмы; ракушка с Крыма. Но я озвучила то, что обычно закидывала в тёмный угол. И результат сказался вечером после встречи и на следующий день. Весь свет от встречи с подругой, почти сестрой, был перечёркнут этим обстоятельством. Сейчас мне несколько лучше, но осадок остался немаленький. А поразило меня, что, рассортировав по полочкам впечатления от встречи, я вдруг нашла в себе прежнее чувство. Словно ничего не было, словно никто не скидывал масок. Это что-то запредельное и вопреки всем законам логики, морали и здравого смысла. Сейчас не так, даже мечтала помимолётить к кому-нибудь, но это слишком эфемерно.
Пили жасминовый чай. Вкус напомнил 2009 год и наше пребывание под Анапой. Тогда я отлично без тебя обходилась, хотя мы уже были знакомы. Надо жже, от тех времён остался только горьковатый вкус жасминового чая.

- Я строила-строила замок, а теперь он развалился, и вот я стою на развалинах и отойти от них не могу.
- Ты для него замок строила?
- Ну, и для себя, конечно.
- В пустоте лучше, чем вот так, у развалин.
- А в пустоте ориентиров нет.
- Так компас же! Запад-восток, север-юг...
- Это у тебя север-юг. А если я своей белой тростью не обнаружу ни здания, ни паребрика, только ровную землю, я с места не сойду. От развалин можно хоть как-то оттолкнуться.
Стэф не нашлась с ответом.

Я сначала думала: вот займусь самообличением - мне станет легче. Не стало. Потом думала: встречусь с подругой, выскажем друг другу всё-всё, посидим рядом в кафе, нахохмимся,- станет легче. Опять же не стало. Теперь меня покидает всё, что я любила. Родные, конечно, рядом, факт. Но творчества нет. Диссертация идёт с великим скрипом, хочется послать её. Рабочее счастье довольно ветреное. Личное и тем более семейное счастье - да ладно, я скорее поверю в реальность, изображённую Мэстаем. А страшнее всего то, что многое я делаю не потому, что хочу, а потому, что так требует инстинкт самосохранения. Надо написать хоть строчку диссера, чтобы не скатиться в апатию и безразличие к себе самой.
Теперь вот отреклась от счастья южного. Родители решились ехать в Крым без меня. Я сказала, что не могу. Действительно не могу. Когда в 2017 году возвращались из Крыма на пароме, родители увидели дельфинов, стали говорить, что если увидели дельфинов, значит, вернёмся в Крым,- примета такая. Я хохманула довольно жестоко: "Вы видели - вы и вернётесь! Я не видела, нечем!" Мои слова, кажется, сбылись. Пока смеюсь над этим, может, и погрустить доведётся.
Я отлично понимаю, что мы с тобой теперь живём в разных измерениях. В прошлый раз такого чувства не было. А то, что по привычке мысленно протягиваю к тебе руку, так это от невозможности выкинуть всё моё семилетнее коту под хвост. Слушаю Джема, почти не вслушиваясь, мало вникая в смысл. Просто так, чтобы было.

@музыка: Джем - маленький бог

@темы: Лихие пришли времена