— Девушка, вы одна? — Нет, я с причудами.
НЕ МНЕ ТЕБЯ ХОРОНИТЬ

И если бы письма все к тебе долетели,
ты бы прочел их утром в своей постели,
в свежезаваренный чай сухари макая,
и, может быть, даже вспомнил, кто я такая.
Я не займусь этим завтра и послезавтра.
Письмо начинается лишь после смерти автора.

Хоть располагает Северная Пальмира
мостами и крышами, я пока не планирую.
Душа бы давно взлетела, как шарик с гелием,
а есть ли она - пусть это решают гении.
Самоубийство не близко мне, как искусство,
где выдохлись и расстановка, и толк, и чувство.

Шквал писем летит по-прежнему к адресатам
маршрутом, что отправителями был задан.
Смотреться в Неву и мерзнуть - моя профессия,
и верх мастерства - дожить до бедняцкой пенсии.
Любого, которого внутренне исковеркало,
Нева отразить умеет правдивей зеркала.

А я как назло жива. Ни одной царапины.
И папа мой мертв, но живы привычки папины,
а наше с тобой - не знаю, мертво ли, живо ли,
когда все негласные истины стали лживыми.
С другими легко оказалось делиться травмами,
но дом не построить и чая не выпить с травами.

Сказали, что я при жизни себе как статуя.
Что крепко стою на ногах. Но на деле падаю.
Печаль по тебе ношу, говорят, как титулы.
Я видела человека в тебе, не идола.
Бывает, ударит мысль кулаком по морде:

"Не мне тебя хоронить в этом странном городе,
наполненном безработными и поэтами".

И я ничего не знаю страшнее этого.

Источник

@темы: Стихи (не мои)